Игра на выбывание

Без рубрики No Comment

Четыре негритенка пошли купаться в море,
Один попался на приманку, их осталось трое.

А я опять со своими снами…К слову, сны — это один из дозволенных (кошерных) способов получения информации, наряду с пророчеством, которого в наши дни нет, и אורים ותומים, которых нет тоже, поскольку нет Храма и храмовой службы. В феврале мне снился сон, который я аккуратненько записала в файлик (собственно, теперь я так делаю всегда), после чего благополучно о нем позабыла. Сегодня же, увидев сходный по содержанию сон, открыла записи и, как есть, копирую сюда:

«Приснилось, что Маслов опять умер, уже во второй раз. Во сне была мысль — но ведь он уже умирал, 15 января 2008 года, как же он умер опять? Причем даже день «второй» смерти запомнился — 18, но какой был месяц и год — не отложилось в памяти. Судя по погоде, стояла на тот момент не зима, а то ли позднее лето, то ли ранняя осень. Я подумала — странно, ведь все мы живы, и даже К.Р. жива, значит, все это время, прошедшее с 15.01.2008 по этот день его как бы второй смерти, мы должны были как-то контактировать с покойным или хотя бы что-то знать о его судьбе; но нет, не знаем ничего, и никто не был в курсе, как жил Маслов эти годы…Почему-то в этот период он как будто выпал из жизни…Так может, речь идет о коме — он просто пребывал в беспамятстве, а теперь преставился? Такими были рассуждения во сне. Потом я собралась к нему домой, чтобы почтить память покойного и выразить соболезнования родственникам — в частности, его маменьке. Дом его во сне находился совсем не там, где обычно, хотя и рядом. Это было здание на месте 14-й школы, с флигелем, на четвертом этаже которого (примерно там, где в школе находится вход в физкультурный зал и кабинет химии) помещалась квартира матери Маслова. В парадной перед квартирой было развешано белье на веревках, и дверь никто не открывал. Меж тем в парадной на площадке скопилось некоторое количество народу, и вот наконец явилась маменька Маслова, совсем не похожая на его настоящую маму — это была довольно молодая еще тетка, почему-то усатая, в мехах и с мобильным телефоном, по которому непрерывно трещала что-то насчет приобретения московской квартиры. Она не выглядела расстроенной, что меня смутило (все-таки сын умер, довольно грустно). Напротив, ее оживление и бойкость вносили диссонанс в эту скорбную картину. И все же, некоторое ощущение тех январских дней 2008 года возникало; то самое смутное ощущение близости Бездны, обрыва, за которым ничего нет…Его сложно описать вербально, можно только почувствовать и навсегда запечатлеть.
Маменька Маслова показала на какого-то белобрысого мальчика лет семи-восьми — «А это мой внук, приехал из Москвы», дав понять, что в этом внуке и заключается теперь смысл ее жизни и, вероятно, по причине существования внука ей сегодня не столь уж и печально. Затем сон прервался».

Получив очередную «весточку» (на сей раз даже цитировать не буду, ибо безблагодатно), я задумалась — «Чего сказать-то хотят?» Да, понятливостью я не отличалась никогда, это верно, но и «визиты вежливости» страсть как надоели. Я пошуршала по разным ресурсам, ассоциированным с темой, обнаружив там нездоровое оживление и множественные попытки вытащить события 8-летней давности наружу, придав им ореол легендарности. Отдельные субъекты, уже не первую пятилетку тщетно намеревающиеся реализовать свой творческий зуд по мотивам произведений покойного, удивляли прямотой — «Мы вернулись! Из Нави в Явь!». Но, в принципе, ничего особенного не отыскалось — тусовка вяло побулькивала, подобно протухшему болотцу, и проносящиеся мимо года были ей нипочем. Все эти граждане так еще лет полста будут вокруг истуканов плясать, «пока не умрет последний тиран».

…А потом я случайно заглянула на страницу девушки, непосредственной участницы тех давних событий. Она чуть постарше меня, — в ноябре сего года ей должно было исполниться 33. Теперь уже не исполнится — недавно она умерла, оставив круглой сиротой малолетнее дитя (отец ребенка тоже скончался два года назад). Понятно, что шансов умереть в 23 гораздо меньше, чем в 33, но и в таком возрасте они, эти шансы, не особенно-то велики. Впрочем, я, если честно, не ведаю, что случилось, и была ли эта смерть естественной, либо вновь произошла какая-нибудь темная история, рискующая со временем обрасти разного рода слухами, как оно стало с гибелью нашего общего знакомого. Хотя вероятность этого не столь велика, учитывая тот факт, что девушка была личностью непубличной, а стихи, ею сочиненные, вряд ли попадут в список экстремистских материалов, как посчастливилось виршам Маслова, и уже поэтому едва ли привлекут дополнительное внимание общественности. Тут, конечно, наперед сказать нельзя ничего, — в этой стране так стремительно меняются законы, что завтра могут и «Курочку Рябу» запретить, найдя в ней крамолу.

…А я сейчас вспоминаю, как мы втроем гуляли в Новгороде по садам, а потом я залезала в кусты черной смородины, набирала там ягод и передавала им, и мы все вместе эти ягоды радостно лопали…Из троих осталась лишь я одна, но вообще участников этой игры на выбывание чуть больше. И смешно, и в то же время прискорбно…Я люблю это противоречивое ощущение — мне кажется, оно и есть сама жизнь.

Впору выводить новый принцип: «Кто клянется Ему на верность — умирает». *Заглядывает в ТАНАХ* А ведь подобный принцип уже есть: «Кто разрушает ограду, того ужалит змей».

Барух Даян hа-Эмет. Благословен Судья праведный.

Related Posts

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Рубрики