Миссия — попасть на прием в поликлинику уездного города N. — провалена

Без рубрики No Comment

Вконтакте некто повествует о типичном посещении российских медицинских учреждений. Я таких историй раньше могла рассказать уйму, но в последние два года вообще прекратила посещать «бесплатных» врачей и появляться в государственных поликлиниках (*старательно перебарывает желание сплюнуть и постучать по деревянной поверхности*). Но вот недавно, попав в город N. на денек, решила, пользуясь случаем, сделать флюорографию, для чего отправилась к участковому терапевту в поликлинику №1 на улице Славной. Пришла я туда к обеду, обратилась в регистратуру, где меня обрадовали: прием начнется только с трех часов дня, а принимают в двух кабинетах — собственно, на участке (но не на моем, а каком-то постороннем), и там, где зав. поликлиникой сидит (он же выписывает больничные). Я сунулась сначала во второй кабинет, где уже была очередь; заняла за бабулькой, и тут же пошла в первый, чтобы и там тоже занять. У первого кабинета сидел молодой человек, которому я доверительно сообщила, что буду за ним. Но рано я радовалась: около кабинета заведующего минут через десять собралась толпа, а когда я вернулась туда, чтобы сказать, за кем заняла, все эти новоприбывшие с довольным видом констатировали: «А мы впереди вас были!» Бабулька закивала — «Да-да, они за мной, а вы теперь за ними».
— Вы по записи? — спросила меня женщина из неожиданно возникшей очереди.
— Нет, не по записи.
— По больничному?
— Нет.
— Тогда вас не пустят.
— Что значит — «не пустят»?
— Пока все, кто с больничными, не пройдут, вас врач не примет, правила такие.
— А если еще с больничными придут?
— Значит, вам придется их пропускать.

«Вот тебе новость!» — смекнув, что ловить тут нечего, я ретировалась к альтернативному месту приема, но и там поджидало разочарование: явились две старушки, которые — сюрприз! — заняли очередь раньше меня. Я недоуменно уставилась на молодого человека, за которым застолбила очередь, и только и смогла вымолвить:
— Неужели вам трудно было сказать, что за вами уже заняли?
— А вы не спросили, вот я и не сказал, — пожал плечами юноша, не отрывая взгляда от экрана мобилы.

…Возвратив карточку в регистратуру, я отправилась восвояси, утешаясь мыслью о том, что смогу вновь прийти около пяти вечера, когда поток страждущих немного рассосется. Впрочем, было ясно, что на флюорографию я, скорее всего, не попаду, поскольку соответствующий кабинет вскоре закроется, если уже не закрылся, но зато можно будет взять талон на утро. Однако, не тут-то было: в пять вечера наплыв пациентов к терапевту не только не иссяк, но, напротив, усилился, причем один кабинет, где ранее шел прием, вообще закрылся, а очередь во второй (к заведующему) была безнадежно длинной. Меня, понятное дело, вновь встретили воодушевляющей сентенцией о правилах приема; факт вашей болезни, само собой, никого не волнует: нет больничного — сиди и пропускай тех, у кого он есть; пришел не по записи — тем более, а если вот-вот сдохнешь — вызывай себе скорую и катись в приемный покой. Спустя несколько минут моего ожидания из кабинета выскочила замордованная врач, которую тут же облепили пациенты с требованием их принять, продлить и выписать больничные etc…
— Я приму только троих, все остальные — даже не стойте, не тратьте время! — заявила она.
— Почему троих? Тут всем прием нужен! — зашумели в толпе.
— Потому что я уже десять часов без перерыва работаю, сколько можно-то! — гаркнула медработница и скрылась в кабинете.
— Два года сюда не приходила, и больше не собираюсь, — резюмировала я опыт посещения поликлиники, отметив про себя, что в городе N., несмотря на постоянное сокращение населения, с медициной все стало только хуже. «Жаловаться надо на них», — мелькнула мысль, но кому? Написать в бложик губернатора, посетовать на страницах местных СМИ, конечно, можно, и даже наверняка нужно, дабы ситуация не замалчивалась, но вопрос — «Будет ли с этого реальный толк?» — остается риторическим.

…Вновь возвращая свою многострадальную карточку в регистратуру, поинтересовалась, отчего такие проблемы с приемом населения в поликлинике, и получила неутешительный ответ — для закрытия всех участов требуется шесть участковых терапевтов, а работают только двое, еще двое — на учебе; остальные же вакансии остаются открытыми.
— А почему бы не найти еще врачей?
— Мало платят, вот и не найти…Кто сюда пойдет-то, сами посудите?

Я хотела было возразить, апеллируя к стародавней инициативе г-на Путина, некогда требовавшего повысить терапевтам оклады, но затем поняла, что спорить тут бесполезно, и что «национальный лидер», сколь бы хорош он ни был, не заглянет в каждую провинциальную поликлинику и не организует работу в ней так, чтобы никто не ушел обиженный. И даже местный губернатор, некогда с помпой объезжавший лечебные учреждения и перед телекамерами записывающий туда своих внуков, давно уже не контролирует ситуацию, а его потомкам и в самом жестоком бреду не явится идея поправлять свое здоровье в государственных поликлиниках уездного города N. Между тем, есть и обнадеживающие известия: по численности населения Новгородская область находится на 16-м месте с конца, а если исключить из этого списка обильно дотируемые республики Северного Кавказа, Дальний Восток, с которым носятся в последнее время, как с писаной торбой, АО, где в силу их обеспеченности нет этих проблем, а также #НамКрыш, то получаем первую пятерку (не забывайте также, что многие в регионе только зарегистрированы, но не живут уже несколько лет). Фактически, Новгородчина — первый кандидат на ликвидацию по причине банкротства, вызванного полной профнепригодностью ее управленцев, и об этом теперь говорят практически в открытую. В принципе, новгородцев можно поздравлять: если гора не идет к Магомеду, то Магомед идет к горе; к тем из вас, земляки, кто так и не нашел в себе сил переехать, Питер рано или поздно придет сам.

2015-05-12-11-21-42_527

Related Posts

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.