Пара добрых слов про ребят из родных пенат

Без рубрики No Comment

«Атмосфера взаимного восхищения намного симпатичнее этой утомительной и уже всем надоевшей вечной борьбы за то, кто кому напишет больше мерзких гадостей», — цитирует Арину Холину дама, которая то ли замужем за новгородским медиатроллем (почему-то упорно продолжающим именовать себя «политтехнологом»), то ли попросту с ним сожительствует без оформления отношений. Я же не могу обойтись без констатации фактов, отдельными личностями воспринимаемой в качестве гадости, мерзости и гнусности, поскольку, смотрясь в зеркало этих фактов, оные не в состоянии отнестись к увиденному критично, по привычке пеняя на зеркало. В самом деле, чем же тут восхищаться — тем, что, к примеру, вышеозначенная самка политтехнолога, имея пускай номинальное, но все же высшее филологическое образование, продолжает демонстрировать urbi et orbi вопиющую безграмотность и всюду ляпать ашипки, непростительные даже пятикласснику? Когда человек с гуманитарным образованием пишет — «претворяетесь спящей», — технарь с врожденной грамотностью вынужден рыдать кровавыми слезами…Да, я тоже не Б-г весть какой математик, и годы моего первого высшего, быть может, промчались мимолетно, словно стая напильников над Парижем, но я же не тщусь всем и каждому доказывать наличие у себя способностей к математике, в то время как дама, на досуге кропающая преисполненные ляпами опусы и даже, вероятно, где-то их публикующая — тщится. Зачем оно ей? Ума не приложу…От того, что вольные и невольные читатели будут тыкать незадачливую авторшу в ее же собственные огрехи, живительные воды бурного восторга едва ли затопят все кругом, и даже самооценка у авторши не повысится (если только рассматривать подобное сочинительство в качестве еще одного способа раздуть свое ЧСВ). Впрочем, не могу исключить того, что дама на почве декрета и необходимости перманентно возиться с младенцем заимела мазохистские наклонности, кои теперь и удовлетворяет таким вот неэстетичным образом. Что ж — чем бы дитя не тешилось (кстати, неплохое вышло бы заглавие для ее этюдов).

Вообще, моя еще не позабытая прародина в последнее время подкидывает изрядное количество лулзов, заставляя призадуматься: все ли в ладно в датском королевстве, или оно вновь стоит на пороге грандиозного шухера, каковой давно уже не трогал краем своего белого плаща с кровавым подбоем эти Б-гом покинутые пределы? Ведь никогда такого не было, и вот опять…Никогда еще наши несгибаемые и самоотверженные представители яблочной оппозиции не выклянчивали у власти жалких подачек, стоя под кабинетами высоких начальников с протянутой рукою; никогда еще отцов демократии не спасали дарованные сатрапами кровавого режЫма пятьсот рублей…И вдруг внезапно, как в той зарисовке про проклятое сало«тут вдруг все перефарбувалося у жовтоблакитний колiр, гул та рокiт, їбати у сраку, що за говно, нічого не зрозуміло». Поговаривают в народе, что обе-две сестренки-красотки из числа местных борцов за все хорошее против всего плохого, тряхнув белокурыми локонами, отправились повидаться не с кем-нибудь, а аж с самим замом губернатора, норовя получить в свое полное распоряжение лучшую долю, коль скоро предоставленные им ранее хлебные места склонные к компромиссам девы утратили незадолго до этой судьбоносной встречи. Но, похоже, к какому-то консенсусу высокие договаривающиеся стороны так и не пришли, что теперь отражается прежде всего на экстерьере роскошных блондинок: в последнее время девочки словно приуныли; ходят, как в воду опущенные, разве что не плачут…Хочется потихоньку приблизиться, нежно взять их за руку, как бы невзначай провести ласково ладошкой по растрепанной шевелюре и вкрадчиво прошептать на ушко: «Дірявого мішка не наповниш, бездонне цеберце не наллєш».

Или вот еще парубок есть на селе, — он от бабушки ушел, он от дедушки ушел, всех их перед своим уходом всенепременнейше охаив. Теперь, должно быть, и из журналистики уйдет, как в свое время «в журналисты» припожаловал — село-то крохотное, ипотечные колобки в нем надолго не задерживаются, особенно в отсутствие внятного дохода. Ну да ничего — язык, кажуть, до Киева доведет — может, где-нибудь в Киеве теперь и осядет? Простая русская девочка Вера сумела (а нынче она вообще дотянулась до обители светлых эльфов) — и он смогет, я искренне в это верю.

Наконец, нельзя не упомянуть и бойкую дивчину Танюху, что долгое время откармливала помоями старую хавронью Фросю, и как будто специально для этих целей завела себе авто — ну, знаете, хлебушек там плесневелый в мешках из-под картошки возить для своей любимицы, кашку подпорченную в канистрах из-под спирта, испоганенный супчик в пятилитровых ведрах…Фрося все это жадно лопала, складки на ее тучных боках все жирели, а потом, протяжно хрюкнув Танюхе на прощанье, свинка неблагодарно сгинула в ближайшей лесополосе, — только ее и видели. Но Танюха не пала духом: завела себе теперь уже хряка, породы «сетевая новгородская», и вновь в машине у дивчины царит привычный дух отбросов.

Рідна земля і в жмені мила — на этом обзор свежих деревенских сплетенок можно считать завершенным.

З.Ы. Пожалуй, нелишним будет подвести вышесказанное стандартно: все слова священны, все пророки истинны все персонажи вымышлены, все совпадения случайны, а то вдруг какой поросенок на свое отражение в корыте обидится.

Related Posts

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.