Ритуальная нечистота как производная зла

Без рубрики No Comment

Как XV аркан обыгрывает своего светлого антипода, так и сущность, для краткости именуемая «зло», пока что совершает то же самое с «добром», о чем так и вопиет весь исторический процесс. Смысл заключенных в кавычки слов мною определяется исходя из монотеистической традиции, где это не просто отвлеченные понятия, зависящие от расцветки тараканов в голове конкретного субъекта (или, перефразируя одну особу правозащитной ориентации«Если твоя шизофрения говорит тебе, что это зло — значит, ты правозащитник это зло»), а четко зафиксированный в источнике набор параметров, совершенно естественным образом находящих проявление в том числе и в материальном мире. Если все эти параметры обобщить, будет некая модель, которой присваивается имя, задается функция и так далее. С этой точки зрения, добро связывается с ритуальной чистотой, которая как бы служит его производной, а зло — с нечистотой. Вводится даже определенная градация степеней, на практике больше относимых к ритуальной нечистоте — где наиболее высокая (тут, пожалуй, все-таки подойдет определение — «низкая») степень представляет собой «50-е врата нечистоты», источником которой служит мертвое тело — «ави авот hа-тума» (אבי אבות הטומאה, «прародитель нечистоты»).

Обо всем этом я задумалась, открыв скинутую мне ссылку на Кицур Шулхан Арух, где вкратце излагаются в том числе законы очищения, а также рассказывается о нечистоте как о феномене, не имеющем отношения к простой гигиене, принятой в материальном мире, как можно было бы решить, исходя из названия. Ритуальная чистота (טומאה, «тума») — явление, если угодно, духовного плана («духовная скверна»), меняющее статус того, кто каким-то образом попал в соприкосновение с ним: так, ставшему нечистым запрещено входить в Храм, равно как ему вменяются и иные ограничения. Практически с самого начала — со второй главы («Омовение рук») — Кицур Шулхан Арух повествует о силах скверны, оседающих после сна на кончиках пальцев, после чего, пробудившись, их требуется очистить, совершив нетилат ядаим (то самое омовение). В главе 145 («Нида») говорится об еще одном источнике нечистоте — собственно, ниде (женщине во время периодических кровотечений), и приводится последовательность действий, избавляющих женщину от ее нечистоты; наконец, за главами, посвященными ниде и ее очищению, следуют уже непосредственно главы, относящиеся к вопросам смерти и похорон (причем, поскольку нет пепла красной коровы, очиститься от «тумат мет» — «нечистоты мертвого» — в наши дни невозможно). Лично мне видится в этой череде последствий единая причина — уж не знаю, каким был сон первых людей в Ган Эдене, райском саду, и чем он отличался от сегодняшнего нашего сна, почитаемого за 1\60 смерти, но и ежемесячное женское страдание, и, собственно, смертность, люди, как полагает традиция, получили «в награду» за нарушение запрета вкушать от Древа познания. Поскольку причиной было зло, оно не могло не оставить свой отпечаток на тех, кто это зло в себя принял, ничтоже сумняшеся.

Кстати, представителям народов мира тоже присвоен статус «источника нечистоты», но выводится это не из Торы, как я поняла, а из постановления мудрецов. Поэтому, как сказано в главе об очищении ниды — «Увидела после миквы что-то нечистое — обратно в микву». Очевидно, по этой же причине после возведения Третьего Храма народы мира будут стоять за сорегом, специальной оградой, и внутрь не войдут (Храм — это Ган Эден в миниатюре, а Адам с Хавой после их осквернения оттуда были изгнаны). Можно было бы даже попытаться возразить, основываясь на логических аргументах и доказывая, что «презумпция нечистоты» здесь неприменима, поскольку к самим себе у народов мира зачастую весьма суровые требования, но эти вопросы о ритуальных чистоте и нечистоте отнесены к типу «хукат» — б-жественных законов, не поддающихся логике и непостижимых разумом, так что пытаться как-то их опровергать с применением логических аргументов заведомо бессмысленно.

Но вот о чем уж наверняка подумал всякий, прочитавший как вышеприведенный поток сознания, так и любую иную информацию на ту же тему, — это о, пардон, тюремных порядках, предполагающих нечто схожнее. Так, с определенной категорией сидельцев всем остальным з\к, не обладающим аналогичным статусом, запрещено хоть как-то контактировать (будь то прикосновение, передача предмета из рук в руки, использование одного сиденья etc). Понятно, что, запрещая такие контакты, авторы этих законов имели в виду явно не возможность передать физическую грязь или какую-нибудь заразу, но наверняка основывались на концепции ритуальной нечистоты как эманации зла, от которого следует держаться подальше.

Related Posts

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.