О границах народов и ограниченности «арабского счастья»

Без рубрики No Comment
«В нашем поколении не учить Каббалу — это высшая степень неуважения к Вс-вышнему.
Мы уже на финише, вам дается, а вы не берете — так нельзя»

Продолжение повествования о шабатоне, который проводил недавно Михаэль Гитик (предыдущая часть доступна по ссылке)

Если обратиться к ранее излагаемой информации («повторение — мать учения»), то мы убедимся: выбор — наисложнейшее дело, но зачастую этот выбор совершается неправильно, и тогда мир начинает развивать по, казалось бы, неоптимальному пути. А так ли важен именно правильный выбор? Вообще говоря, да, поскольку поступать правильно означает не только получить награду (она — лишь следствие), но и исполнить волю Творца:

«И вот, Всевышний создал мир, в котором у человека есть возможность заслужить себе награду. Эту награду он зарабатывает, исправляя себя и окружающий его мир в соответствии с волей Творца. При этом человеку полагается награда именно за то, что он, обладая свободой выбора, делает этот выбор правильно. Итак, чтобы была возможность дать истинную награду – награду за правильный выбор – нужно создать ситуацию, при которой он существует».

Однако, и Хава в Ган Эдене, и Эсав, продающий первородство, — ошибаются, а это значит, что какую-то часть разбитых сосудов невозможно будет реинтегрировать, во всяком случае, в процессе исторического процесса попытка исправить все заранее обречена на провал (считается, что в результате «собирания искр» исправить удастся лишь 1% испорченного, а остальное доделает Вс-вышний). Таким образом, «камень, который Б-г не может поднять», и впрямь уже создан — свобода выбора. Пока есть свобода выбора, Вс-вышний не вмешивается, давая возможность выбирать. Но ведь «Б-г так редко ошибается, что вообще никогда» — получается, что «аварийный вариант» — на самом деле, вовсе даже не аварийный, а запланированный, как раз вполне нормальный, просто мы, выбирающие, видим его таким с позиции сегодняшнего времени, а в сам момент выбора могли бы воспринимать (и, вероятнее всего, воспринимали бы) иначе. Меня, в свою очередь, вновь заботит сущностный вопрос: если «свобода выбора» — это такая крутая вещь, то как она может быть «одномерной»? Там со всей очевидностью два параметра — «добро» и «зло», пускай даже предлагающий и обладает различением, что есть что. Но ведь здесь еще более занимательная история — предлагающий, зная, что есть «добро», работает на стороне, где есть печеньки, то есть он вроде бы и «духовное животное», и в то же время не совсем; ангел и в то же время кое-что другое. Тут есть какое-то явственное непонимание с моей стороны, и я все никак не могу его устранить. Быть может, по мере продвижения и по мере успешности моих поисков, как-нибудь доберусь и до разрешения этого непростого вопроса.

На представленной картинке слева внизу показано, с какими категориями соотносятся нижние семь сфирот (ХаГаТ-НеhИ и Малхут) — не так, как их обычно переводят, а несколько иначе:

Хесед — Любовь (доступно лишь абсолютным праведникам)
Гвура — Счастье (уровень праведника)
Тиферет — Здоровье (следует отметить, что в разного рода оккультных школах, основанных на Каббале, когда необходимы ритуалы некоего «целительства», обращаются к этой сфире. Ну, и имя ангела, поставленного в соответствие ей — Рафаэль (רפאל) — само за себя говорит)
Нецах — Мазаль\удача (ему созвучно известное — «Эйн мазаль леИсраэль» (אין מזל לישראל), что обычно переводят как неподвластность Израиля звездам, когда судьба еврейского народа никак не соотносится с астрологическими расчетами, о чем говорит и множество мидрашей)
hОд — Успешность (реализация Мазаля\удачи\Нецах на материальном плане)
Йесод — Заработок
Малхут — Изобилие

К теме мазаля еще такое наблюдение: в главе «Гаазину» (האזינו) говорится, что границы народов установлены по числу Израиля:

בְּהַנְחֵל עֶלְיוֹן גּוֹיִם בְּהַפְרִידוֹ בְּנֵי אָדָם יַצֵּב גְּבֻלֹת עַמִּים לְמִסְפַּר בְּנֵי יִשְׂרָאֵל
[Когда Всевышний народам владенья давал, разделял человеческий род, Он определил границы народов по числу сынов Израиля.]

В слове «границы» («гвулот», גבולות) пропущены две буквы «вав»(ו, должно быть — גבולות) — там стоят значки «шурук» (обозначающий гласный звук «у») и «холам» (звук «о»). Сумма гематрий двух этих пропущенных букв «вав» равна 12(6+6), а это — двенадцать знаков Зодиака. Вот вам и мазаль для народов мира. Что касается народа Израиля, то он — как одно существо, Вс-вышний как бы соединил все души, когда еврейский народ принимал Тору у горы Синай. Это было сделано для того, чтобы каждый чувствовал боль другого. Это иллюстрирует beerot.ru, рассказывая о Хафец Хаиме и его сопереживании страданиям окружающих:

«Так и каждому из нас следует вести себя с товарищем, ведь все евреи – близки друг другу. Их души связаны вместе, ибо в душе каждого есть часть души другого. Поэтому подобает каждому желать добра ближнему своему, и радоваться его благу, ведь в этом – его собственное благо. И потому заповедано нам: “Люби ближнего своего, как самого себя”. Также и печалиться горю другого каждый должен так, будто это его собственное горе».
Один из учеников великого Хафец Хаима в своей книге рассказывает, как вел себя наш учитель во время Первой Мировой войны. Тот, кто видел Хафец Хаима в те дни, мог в полной мере понять высказывание «праведник – сердце мира». Его лицо, выражавшее обычно свежесть молодости, внезапно постарело, в его морщинах отразилась боль всего мира.
Он весь, все его движения и слова, были пронизаны горем, как если бы он ощущал невыносимую боль во всем своем теле, как если бы все его тело было большим сердцем, ощущающим общее горе и страдание. Здесь выгоняют евреев из домов, там повесили, расстреляли, безжалостно убили стариков и детей… Сердце болит и истекает кровью!»

Как еще можно почувствовать боль другого, если все мы — эгоисты, ощущаем только свою боль? Но если все — суть одно существо, то, конечно, ощущение боли будет присутствовать, а где боль — там речь идет о том, чтобы войти под крылья Шхины (из прошлых уроков мы помним о четырех уровнях эмоций). А вот где стыд («свойство человека») — там еще только «человеческое, слишком человеческое», поэтому Катастрофа — очень жестокий способ дать народам мира почувствовать стыд. В свою очередь, о праведниках и полных праведниках (ל»ו צדיקים) уже говорилось — им свойственны трепет и любовь.

Вновь обращаясь к таблице, откроем «Песню Песней» (שיר השירים) и прочтем:

קוֹל דּוֹדִי דוֹפֵק, פִּתְחִי-לִי אֲחֹתִי רַעְיָתִי יוֹנָתִי תַמָּתִי
[Голос, стучится друг мой, открой мне, сестра моя, подруга моя, голубка моя, невинная моя]

Тут представлены три галута (изгнания), которые изгнания не только в смысле рассеяния народа, но и в значении любого кризиса, а также как периоды, когда в мире не ощущается присутствия Б-га. Напротив указано «противоядие» («Я дал яд, но дал и лекарство»). К примеру, в галуте Эдома таковым рецептом, исцеляющим яд Змея, становится невинность, непонимание грязных намеков (и тогда теневые стороны жизни уже не станут оказывать столь пагубного влияния). Кстати, «голубка моя» — указание на то, что в предыдущем галуте (греческом) самым частым приношением в Храме были голуби.

Наконец, кое-что о праотце Ицхаке, который, в отличие от Авраhама и Яакова, ни разу не покидал пределов страны Кнаан в течение своей жизни. Он вновь выкопал там колодцы, которые были засыпаны филистимлянами после смерти Авраhама, а перед тем сказано, что Ицхак, остановившись в долине Грара, поселился там (в оригинале: «וַיִּחַן בְּנַחַל-גְּרָר וַיֵּשֶׁב שָׁם», «и сел там»). Но нельзя в земле Израиля «сидеть», там можно только двигаться, поэтому, когда он откапывает первый и второй колодцы, к нему заявляются те самые «палестинцы» (плиштим, פלשתים), и начинают спорить по поводу принадлежности земли. Но, как только Ицхак встает и идет оттуда («וַיַּעְתֵּק מִשָּׁם»), так сразу находит новый колодец, и на него никто уже не претендует. Что это за история с колодцами? Мы помним, как Агарь, мать Ишмаэля, нашла в пустыне колодец, названный ею «Беэр-Лахай-Рои» («колодец Живого, видящего меня», בְּאֵר לַחַי רֹאִי), и этот символизм Торы с легкость находит свою аналогию в реальной жизни: «свободолюбивые арабские народы» живут в таких условиях, где достаточно слегка копнуть песок, и оттуда тотчас же забьет поток нефти. «Ицхак построил там жертвенник, воззвал к Имени Господа и раскинул там свой шатер» — он молился, чтобы хоть как-то ограничить «арабское счастье»; чтобы оно не было абсолютным. И, надо отметить, ему это удалось.

Related Posts

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Рубрики