Топографического кретинизма пост

Без рубрики No Comment

Подумалось тут, что топографический кретинизм, приписываемый женщинам и детям — скорее байка, чем реальность, свойственная таковым на самом деле. Вспоминая себя в детском возрасте, обнаружила несколько случаев, когда о проблемах с ориентированием на местности не было и речи — скорее, наоборот, удавалось продемонстрировать не совсем заурядные способности к отысканию путей. В первый раз — а мне тогда исполнилось семь лет — вместе с классом я отправилась в театр драмы им. Достоевского, что находится в Новгороде, на противоположном от нашей школы берегу Волхова. Посмотрев спектакль (уже не помню, какой именно), дети спустились в фойе, где оказалась такая толпа народу, что в ней немудрено было потеряться — именно это со мной и приключилось, а одноклассники, ведомые учителями, тем временем отправились назад, к школе, решив, что отставших, возможно, забрали родители. Пошатавшись минут 20 по вестибюлю и осознав, что своих я уже не найду, решила выбираться самостоятельно, и пешком пошла через мост, по набережной, через парк и домой — всего 2 с небольшим километра.


Не могу сказать, что пройти их — это прям некая заслуга для семилетнего ребенка, скорее, банальность, даже если ребенок практически никуда, кроме школы и двора, не бегает, но все же умение сориентироваться и не расплакаться от обиды — похвально. А в наше время, когда родителей призывают до 12-летнего (sic!) возраста встречать чад из учебных заведений и провожать их туда, а также усаживать в автомобиле в детские кресла (на минутку — в 12 лет у девушек уже кое-какие физиологические изменения возникают, а раньше их в этом возрасте замуж выдавали) — подобное поведение и вовсе выглядит героическим. Кстати, училка, когда моя мать, не обнаружив меня в школе среди других учеников, пришедших из театра, поинтересовалась тем, где они меня потеряли, заявила — «А я думала, вы ее еще там забрали», а на родительском собрании обозвала меня «маленькой преступницей» — мол, 7-летний ребенок незаконно и без спроса ушел один. Эта дама могла быть сколь угодно великой пророчицей, но в наши дни преступницей оказалась бы она (в начале 90-х всем было по барабану). Впрочем, Б-г с ней — скорее всего, в силу преклонного возраста она уже давно не в этом мире.

Другой раз все было круче — поздним зимним вечером волею обстоятельств мне, 9-летней пигалице, пришлось покинуть дом и отправляться — ни много ни мало — в новгородское депо. Кто знает, что это за место — содрогнется. Большую часть пути я, конечно, проехала на автобусе — тогда они ходили исправно даже вечерами, а весь путь составлял более 4 км:

И вот, выйдя в Колмово, в темноте я пошуровала через почти неосвещенный в то время Базовый переулок — место мрачное и неприятное, отличавшееся типичной для тогдашних промзон заброшенностью. Хотела показать на яндекс-панораме — фиг там, это даже снимать никто не захотел. На гугле, впрочем, есть, и даже один из типичных обитателей запечатлен:

Во тьме, конечно, выглядела эта гордость нашего города еще эпичнее — поскольку фонари отсутствовали как данность, пришлось довольствоваться естественным освещением (не могу сказать, светила тогда луна или нет); в кустах круглогодично гнездились алкаши и лица бомж, а цеха предприятий, к тому периоду уже основательно разграбленные, взирали на мир пустыми глазницами разбитых окон…Сейчас бы я, пожалуй, не пожелала совершить там ночную прогулку, а в детстве все воспринимается куда легче, без особой боязни. Хотя, такие походы наглядно демонстрируют верность максимы — «Думай хорошо, и будет хорошо» — ибо и тут, в Петербурге, доводилось забредать в темное время суток в такие места, где местные и днем-то без травмата не ходят, и пробираться в них наугад. А после Базового переулка путь лежал через железную дорогу (тоже опасно, но поезд, по крайней мере, нетрудно увидеть и своевременно отойти), и непосредственно через само депо. Последнего, кстати, я боялась куда больше — в этом месте тебя не оставляет ощущение постоянного и очень внимательного наблюдения со стороны кого-то невидимого, а уж ночью это место приобретает совершенно жутковатую атмосферу. Но, в любом случае — обладатель проблем с ориентированием едва ли смог бы проделать такой путь в одиночку в детском возрасте.

А папенька мой рассказывал (хотя не исключаю, что он слегка приукрашивает:)), как он — трехлетка — в конце 60-х на велосипеде добирался от Щусевских бараков (тогда полгорода в них жило) до ул. Зелинского, где находится детский сад, в котором работала его мать:

Конечно, машин в городе тогда практически не было, а значит, не было и особого риска, и, тем не менее, такие подвиги вызывают неописуемый восторг — получается, что в принципе, как только человек осознает себя в качестве отдельной личности (пускай и не в три года, но не позднее пяти), так он уже становится способным ко вполне приличному ориентированию в пространстве, что бы ни говорили родительницы, полагающие детей своим придатком едва ли не до их (детей) пенсии.

Related Posts

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.