Адвокат Александр Попков о том, как вести себя при обысках и допросах

Без рубрики No Comment

В минувший четверг посетила тренинг, посвященный тому, как вести себя при обысках и допросах (хотя уж кто-кто, а я и сама могу проводить подобные тренинги:)). Вел мероприятие адвокат Международной правозащитной группы «Агора» Александр Попков, выступивший в Открытом пространстве в Петербурге в рамках Школы Общественных защитников. Кстати, Александр — бывший военный следователь (работал таковым до 2010 года), посему тоже знает, о чем говорит.

Юридическую ситуацию в РФ он охарактеризовал как «довольно сложную», и это еще мягко сказано, на мой взгляд. Систему охватил жесточайший кризис, механизмы судов (даже ВС РФ и КС РФ, не говоря уж о районных и тем более мировых судах) не работают, и единственная надежда отныне — на ЕСПЧ, а больше ничего не осталось (впрочем, с недавних пор и решения ЕСПЧ могут не исполняться, если таковой окажется воля Конституционного Суда). Однако, чтобы обратиться в ЕСПЧ, необходимо с самого начала набрать определенный минимум нарушений, для чего необходимо иметь представление о критериях подачи жалобы в ЕСПЧ. Кстати, эта стратегия собирания нарушений с самого начала может дать положительные результаты еще тут, в РФ, до подачи, собственно, жалоб в ЕСПЧ.

Александр Попков признался, что его рассказ будет касаться «сферического правового вакуума», поскольку силовики обычно далеки от правовых стандартов, игнорируют даже основной закон страны, а о Постановлениях Пленума ВС РФ открыто заявляют, что они и вовсе для них не являются обязательными. В последнее время и суды начали играть в ту же игру — допустим, не так давно Верховный Суд Республики Крым отказался принимать жалобу адвоката, мотивируя это тем, что к ней не приложено…соглашение адвоката с клиентом, которое, вообще говоря, может представлять собой адвокатскую тайну. Нотариальной доверенности, получается, господам судьям показалось мало. Ситуация в стране ухудшается с каждым днем, причем она будет ухудшаться и дальше. Что же в этих условиях может противопоставить системе простой гражданин? В одиночку осуществлять противостояние крайне трудно, но первое, что необходимо сделать — это зафиксировать весь творящийся беспредел и обнародовать его, подать в медиа. Особо рассчитывать на адвокатуру тоже не следует — она поражена «несунами», вся роль которых заключается в передаче денег; впрочем, в крупных городах можно надеяться на помощь правозащитников (в Петербурге это — «Агора», «Команда 29», «Общественный вердикт»). Здесь, кстати, между адвокатами может даже возникнуть соперничество, если дело потенциально интересное, в том числе для СМИ.

Теперь к сути вопроса — в первую очередь, необходимо уяснить, в каком процессе (уголовный, административный или вообще вне процесса) вы сейчас находитесь, и какой именно у вас статус в рамках данного процесса. Противоположной стороне выгодно, чтобы это была такая «каша», и чтобы ничего не было понятно, но вам требуется свести возможность фальсификаций до минимума (оптимально — прекратить их вообще либо обернуть в свою пользу), и потому вы должны стремиться к уяснению своего положения. Если вам направлена повестка в рамках УПК РФ, и в ней указан ваш процессуальный статус (обычно — свидетель), то не секрет, что по такой повестке есть обязанность явиться к следователю. Но многие не знают, что являться туда предпочтительно с адвокатом, даже если вы находитесь в статусе свидетеля — это избавляет от множества недоразумений и проблем. Как минимум, это позволит избежать пыток, избиений, и сократит время пребывания в кабинете лица начальствующего. Если ситуация спокойная, и она не обещает вылиться в какой-то конфликт, то свои показания можно даже принести на флешке и отдать следователю, чтобы он их перекачал на свой компьютер — в 90% случаев это срабатывает, поскольку следователю тоже не хочется сидеть и набирать текст собственноручно. Ему остается только задавать вам вопросы — тогда вы или дополняете показания своими ответами, или уходите на ст. 51 Конституции РФ («Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом»). Старайтесь использовать эту статью как можно чаще, но не переходите ту тонкую грань, которая отделяет отказ от дачи показаний в порядке ст. 51 Конституции РФ от отказа от дачи свидетельских показаний, за который предусмотрена уголовная ответственность. В спорных случаях ограничивайтесь короткими или ни к чему не обязывающими фразами — «Да\Нет\Не знаю\Не помню».

Допрос свидетеля, согласно УПК РФ, четко регламентирован (так, например, время проведения допроса — не более восьми часов), и основной проблемой, которая здесь может встретиться, является нежелание следователя фиксировать ваши показания («Это не имеет значения для дела, поэтому не будет включено в протокол»). В этом случае нужно указать все свои замечания к протоколу в соответствующих строках, в том числе отразить там то, что отказался записывать следователь. Иногда правоохранители, наоборот, пишут только сведения, которые им необходимы — об этом тоже необходимо отметить в протоколе. Ради вашей безопасности никто не запрещает носить с собой диктофон, даже две штуки — один с отвлекающей целью кладется на стол, а другой ставится на запись в кармане. Если вас задержали, опять же, постарайтесь как можно скорее определить, в связи с чем, по какой причине и в рамках чего вы задержаны (УПК, КоАП или просто по беспределу). Чем раньше вы это определите, тем лучше для вас. Фиксируйте любые незаконные действия сотрудников правоохранительных органов.

Гораздо б0льшие сложности возникают с практически ничем не регламентированными мероприятиями типа «бесед», которые так любят сотрудники всевозможных центров «Э» (коих я предпочитаю именовать «копытнями», по фамилии одного типичного уездного представителя таковых). Пожалуй, большинство сталкивалось, например, с приглашением на непонятные «беседы». Никаких бесед в принципе законом не предусмотрено, — в рамках этого оперативно-розыскного мероприятия оперативник обычно сам пишет у себя в отделе какие-то бумаги и прикладывает их к делу оперативного учета; ваше участие в сих манипуляциях не является обязательным, и, кстати, без вашего добровольного согласия осуществляться не может вообще. Поэтому, от всяких бесед, — кто не знает, — можно смело отказываться. Другой вопрос — вам могут начать в дальнейшем «мстить», так что степень риска оценивайте самостоятельно.

Если говорить об административном производстве, то на нем имеет право присутствовать ваш защитник, полномочия которого оформляются нотариальной доверенностью (этот защитник вовсе необязательно должен быть адвокатом). Можно в ходе судебного заседания ходатайствовать о допуске защитника и в отсутствии доверенности, но не всякий суд такое ходатайство удовлетворяет (как зачастую не удовлетворяют суды и, например, ходатайство о проведении фотосъемки в открытом судебном заседании). Так что, если ваш знакомый каким-то образом попал к вам на суд, вы можете ходатайствовать о том, чтобы его допустили вас защищать, — а лучше, если вы посещаете с друзьями какие-либо оппозиционные мероприятия и рискуете быть задержанными, оформить доверенности друг на друга, и тогда оставшиеся на свободе смогут представить интересы задержанных.

Еще несколько лайфхаков: во-первых, нет смысла писать жалобы в объеме большем, чем три листа, поскольку длинные жалобы никто не читает до конца. Все свои аргументы излагайте на первом же листе, и ограничьтесь двумя-тремя основными моментами. Во-вторых, не оставляйте протокол пустым — потом с таким протоколом могут сделать все, что угодно, а вы никак не обозначите свою позицию. Ваша позиция должна быть конструктивной, и ее нужно отражать в протоколе, чтобы в дальнейшем стороне защиты было с чем работать. Это же касается и иных документов (например, адвокатам часто пытаются навязать подписку о неразглашении данных предварительного расследования, которую можно подписать, но обязательно надо оставить свои замечания к ней, отразить там свою позицию). В-третьих, фиксируя в протоколе замечания, соблюдайте меру в зачеркиваниях и старайтесь уместить эти замечания в тех строках, которые там оставлены, иначе господа полицейские иже с ними могут просто оформить новый протокол. Обязательно просите выдать вам копию протоколов и иных процессуальных документов.

Отдельный разговор — про обыск. Года до 2003-го каждый обыск был реальной проблемой для силовиков, — от них требовалось серьезное обоснование необходимости его проведения. Теперь же обыски проводятся бесконтрольно, на конвейере, и в ходе них у обыскивающих развязаны руки — можно ломать вещи, вскрывать полы…Понятые при обыске не всегда обязательны — например, если проводится видеосъемка, то часто следователь обходится и без них (хотя в этом случае он обязан отразить в протоколе производства обыска, почему понятых нет). Но, если изымаются информационные носители, то это допустимо только при присутствии понятых, видеозаписью их заменить не получится. Кстати, вы вправе потребовать перекачать всю информацию, содержащуюся на изъятых носителях, себе — правда, нет гарантии, что в ходе обыска не будет изъят и тот носитель, куда вы это перекачали. В последнее время в моду стали входить не обыски, строго регламентированные УПК РФ, и потому неудобные для работников правоохранительных органов, а так называемые «осмотры местра происшествия», хотя само место, где подобный осмотр проводится, может никакого отношения к реальному месту происшествия и не иметь. Оформляют этот осмотр как оперативно-розыскное мероприятие, что размывает его правовую природу и придает неограниченные полномочия сотрудникам органов. В ходе подобных «осмотров» изымаются личные вещи граждан, — сама наблюдала недавно один такой случай, — причем суды отказывают в жалобах на эти действия, поданных в соответствии со ст. 125 УПК РФ.

В конце встречи была проведена игра с целью моделирования поведения задержанного, на которого составлен протокол об административном правонарушении. А желающие могут также посмотреть ролик о том, как наш ведущий пообщался с сотрудниками полиции (повторять, вообще говоря, не рекомендую):

Related Posts

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.