Колхуи о революционном Петрограде

Без рубрики No Comment

Зайдя в воскресенье в галерею «Свиное рыло», чтобы забрать оставленный там презент, выяснила, что там, оказывается, последний день проходила выставка, посвященная Петрограду в 17-м году. Работы меня очень порадовали, а порой и до слез насмешили. Вот, допустим, Лейба Бронштейн в образе полковника Сандерса (однако, на мой взгляд, картине чего-то не хватает…пожалуй, сюда органично вписался бы ледоруб):

Еще я повидала изображений ширнармасс, революционно настроенных трудящихся и прочих рабоче-крестьянского происхождения типажей, которые своим экстерьером неизменно вызывали у меня климовские ассоциации. По-моему, на физиономиях у них все, что нужно, написано:



Есть что-то зловещее в этой работе, хотя она и выполнена в карикатурном стиле:

Кто о чем, а вшивый о бане я о женском — «Аврора» оплодотворяет мир революцией:

В наши дни, однако, некому остановить зарвавшихся…субъектов с низкой социальной ответственностью, благодаря которым рыба, гниющая с головы, испортилась уже до самого кончика хвоста:

Петух отчего-то не двухголовый…может, художник просто подстраховался, чтоб экстремизм не пришили?

Вариация на тему «I want to believe»:

Нельзя просто так взять и не запечатлеть себя на фоне героя своих крамольных писаний, ныне благополучно похороненных под гнетом уголовного преследования энтропии глобальной Сети:)) «Русский гностик Распутин как рыцарь, поднявший забрало, встал близ царской семьи, приближая заветную цель»:

В общем, шедевров масса, все они восхитительны и невероятно талантливо написаны (далеко не полный набор есть вот тут, в альбоме, — помимо 17-го года, в нем еще представлен волшебный мир Кобылозадовска). А напоследок парочка работ, перед которыми я задержалась надолго — они меня действительно поразили. Вот одна:

В ней угадываются отсылки к Даниилу Андрееву (опус которого я, конечно, не осилила, но доводилось знакомиться с отдельными мыслями по сему поводу). А вот вторая:

«Красный цвет революции символизирует кровь. Что можно изобразить на красном квадрате революции?» — спросил меня случайный собеседник. Мне так видится, что, подобно черному квадрату, он самодостаточен и не требует ничего в дополнение. Это ведь не постамент, оставленный без статуи божества; идея, которая живет в веках, сама становится божеством для поклоняющихся ей, для поднявших ее на свой стяг. Каббалистический взгляд на мир не может не отметить очаровывающий контраст между милосердием и жестокостью, между заполняющим все светом Хеседа (в своем пределе обозначается белым) и четким ограничением Гвуры (красный). Если черный квадрат — это память о Храме, то красный квадрат — определенно, память о Войне.

З.Ы. Желающим еще глубже погрузиться в атмосферу могу порекомендовать рисунки детей-очевидцев и проект 1917, где регулярно публикуются подборки из дневников исторических личностей того времени.

Related Posts

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.