Муськино горе: алчность рвачей против героизма хозяев

Без рубрики 2 комментария

…Продолжаю дальнейшее описание наших ветеринарных передряг: около девяти вечера того же дня я, измученная нарзаном ожиданием, показавшимся бесконечным, вернулась в клинику им. Айвэна Филлмора, где Муське к тому моменту должны были завершить операцию по удалению одной гряды молочных желез (тотальная мастэктомия). Действительно, вскоре мне отдали переноску, в которой сидела кошка, едва оклемавшаяся от наркоза. Глаза у нее были остекленевшие, на тушку натянута попона — больше ничего толком не разглядела. Молоденькая девушка-анестезиолог вручила мне нижеприведенный документ, заповедовав делать внутривенные инъекции антибиотика под названием «цефотаксим» дважды в день в дозировке 0,2 гр. и дважды в день обрабатывать шов хлоргексидином и левомеколем:

Передержку она не предложила; впрочем, я и не согласилась бы — она там баснословно дорогая: один день пребывания животного буквально на вес золота. Вопрос о том, как именно я буду делать внутривенные инъекции и перевязки, естественно, тоже никого из этих лекарей не заботил. У кассы меня ждал сюрприз — если вы собираетесь лечить свое животное в этой клинике, обратите, пожалуйста, на этот пункт пристальное внимание. По прейскуранту клиники им. Айвэна Филлмора стоимость операции составляет 8000 (восемь тысяч) рублей (сейчас, судя по представленному на сайте прайсу, она увеличилась до десяти тысяч — видимо, ребята вошли во вкус), но это только цена самой работы, без учета диагностических исследований, на которые я уже истратила более трех тысяч рублей, а также не включая необходимые для операции материалы и наркоз, о стоимости которых дамы на кассе ранее заявляли, что это обойдется недорого, «всего около полутора-двух тысяч рублей, совсем немного» (см. предыдущий пост). Так вот — хотите узнать, что значит «немного» по мнению персонала ветеринарной клиники им. Айвэна Филлмора? Это сумма, практически равная стоимости самой операции:

Итог — при указанной на сайте цене операции в 8000 (восемь тысяч) рублей я выложила за нее 15852 (пятнадцать тысяч восемьсот пятьдесят два) рубля 48 копеек! Конечно, следовало бы не платить им вообще ничего, а просто развернуться и уйти, и пускай бы эти ушлые господа и дамы потом пытались бы реализовать свои растущие аппетиты посредством обращения в суд (чего бы они наверняка делать не пожелали, поскольку это сопряжено со значительными трудностями), но в тот момент я не стала скандалить, поскольку была не в том состоянии, на что, впрочем, и делался расчет со стороны этих дельцов. И впрямь: крайне сомнительно, что хозяин, чей любимец только что перенес операцию и с нетерпением ждет возвращения домой, примется устраивать разбирательства возле кассы в надежде пресечь попытку развода на деньги (хотя в отзывах такие хозяева встречались — честь и хвала людям с железной выдержкой, к коим я, увы, не отношусь). Кстати, в основном выдержку и волю демонстрируют именно мужчины — все-таки женщины более ранимые и эмоционально нестабильные существа. Заплатив эти немалые для меня деньги (девочка-то нищая, как вы помните), я подхватила переноску с Муськой и поскорее оттуда свинтила.

По наивности своей я думала, что сейчас приду домой, вытащу Мусю из переноски, заброшу в какой-нибудь дальний угол и по обыкновению займусь своими делам, поэтому вызвала такси, и мы покатили. Вы не представляете, как мне повезло, что свистопляска, начавшаяся по приезду домой, не случилась прямо в машине — в противном случае водитель наверняка куда-нибудь врезался бы на полном ходу, обезумев от того воя, который издала Муся, едва только я попала в квартиру и закрыла за собой дверь. Видимо, наркоз ей ввели именно в такой дозировке, чтобы он отошел ровно-ровно к возвращению, потому что кошка вдруг заорала не просто дико, а душераздирающе — я никогда не слышала, чтобы животные так орали. К тому же, она начала со всей силы биться в переноске — пришлось ее оттуда вынимать и качать на руках, как младенца — только в этом положении она успокаивалась хотя бы на несколько минут…Никаких обезболивающих мне с собой не дали — анестезиолог предупредила, что ветеринары в России подвергаются за это уголовному преследованию, так что питомцы, которых после операций забирают домой, вынуждены мучиться от боли, порой невыносимой. В очередной раз посылаю тысячу проклятий на тех выродков (по сути, они являются убийцами и живодерами), которые издеваются над животными и людьми, законодательно закрепляя эти изуверства и запрещая продажу блокирующих боль препаратов — чтоб им сдохнуть в муках, и пусть ни одна живая душа им не поможет!

Вот так, с орущей Муськой на руках, я принялась названивать в клинику в надежде узнать, как можно в этой ситуации помочь кошке и чем вызвано столь тяжелое ее состояние. Я стойко переношу собственную боль, но мучения ни в чем неповинного существа неизменно вызывают у меня смятение, поэтому слезы сами лились из глаз, и сдержать их я не могла. Эту слабость в клинике им. Айвэна Филлмора мне не простили — взявшая трубку девица обозвала меня «истеричкой», нахамила сполна, а под конец разговора заявила, что никто мне помогать не будет, потому что у них сейчас пересменок, и никого из врачей нет. Посыл был ясен — «Мы получили ваши деньги, а дальше пропадите вы со своей кошкой пропадом — нас больше ничего не интересует». Тогда я принялась дозваниваться до анестезиолога, которая, несмотря на якобы имеющий место быть пересменок (в 11 вечера, ага), все же взяла трубку и посоветовала снять с кошки попону (та пыталась содрать ее с себя лапами, запутываясь в тесемках и причиняя себе дополнительную боль), а по поводу анальгетиков констатировала уже известный мне факт: препаратов для обезболивания нет, посему терпите, как хотите.

Вот мы и терпели: всю ночь Муся орала, металась, шипела, соскакивала с места и пыталась куда-то убежать (наверное, хотела забиться в темное место), и даже Манях, которая тоже каким-то образом очутилась в комнате, понимала, что подружке очень плохо, но ничем не могла помочь, поэтому от испуга принялась нападать на меня, думая, что это я мучаю Муську. Манях разодрала мне ногу в четырех местах до кости (теперь на всю жизнь остались страшные рубцы), но тогда я этого даже не почувствовала — настолько мне было не до своих проблем. Маняха, впрочем, потом все равно выпроводили из комнаты, с Муси сняли попону и держали кошку только в толстых строительных перчатках, чтобы она никого не поцарапала. Под попоной обнаружился огромный продольный шов через весь живот, от передней лапы до зада:

Врачи из других клиник, к которым я впоследствии приводила кошку, глядя на это, восклицали — «Что это за франкенштейн?!», а мне приходилось лишь грустно улыбаться — «Ну вот, так зашили»..Уже под утро я, будучи физически не в состоянии сидеть рядом с кошкой и присматривать за ней, положила ее в переноску (переноска довольно просторная, в виде корзинки), сверху поставила канистру с водой, чтобы она не выбралась, и легла поспать хотя бы несколько часов, так как было уже невмоготу. В любом случае, разлизать свой шов в переноске Муська не смогла бы — там совсем мало места и слишком неудобно это делать.

…Часа через три я проснулась — впереди ждало множество дел. Прежде всего, нужно было закупить кучу шприцов разных видов: на 10 миллилитров (чтобы делать инъекции физраствора в холку, так как кошка не пила, и нельзя было допустить обезвоживание), на 5 мл (для цефотаксима) и инсулиновые (у них тонкие углы, а укол цефотаксима крайне болезненный, поэтому я решила применить этот «лайфхак»). Также понадобился физраствор и, собственно, антибиотик, а также для обработки швов — хлоргексидин и левомеколь. За что я терпеть не могу питерские аптеки — в большинстве из них нет даже физраствора (более того — там не сыщешь днем с огнем и йод с зеленкой), поэтому обойти пришлось аж четыре аптеки, чтобы купить все, что требовалось. В ветстанции я купила еще вторую попону, на смену первой, если она вдруг загрязнится — хотя по большому счету вторая попона оказалась не особо и нужна.

…Для кого-то последний бой — он трудный самый, а у меня каждый раз самое трудное дело — это что-то начать, потому что еще ничего не знаешь и не умеешь, а делать уже нужно. Для начала я развернула Муську боком и посмотрела на тот ужас, который творился у нее на животе. Воистину, это был кошмар — бритое пузо и идущий по нему жуткий разрез, прихваченный нитками (качество фото тоже ужасное, но других нет — не до фото было):

Мне стало очевидно, что тереть по такому шву ватным диском, смоченным хлоргексидином — это самоубийство прежде всего для меня самой (кошка просто разодрала бы такого «целителя»), поэтому ватный диск я подставляла под шов, а из бутылки с хлоргексидином лила жидкость прямо на этот шов, постепенно продвигаясь от удаленного лимфоузла к хвосту. После этого намоченные места предстояло аккуратно подсушить (тоже ватным диском, слегка дотрагиваясь им до кожи), а сверху наложить мазь. Левомеколь накладывала следующим образом: ватный диск сворачиваем пополам, наносим на него полоску мази, и прикладываем ко шву — так обрабатываем сантиметр за сантиметром. За ночь боль немного утихла, так что, пускай и с горем пополам, но Муська позволила мне провести обработку. Теперь можно надевать попону — это тоже непростая история, и я здесь слегка облажалась, завязав тесемки #6 и #7 просто у нее на спине (а надо было крест-накрест, иначе седьмая пара падала и волочилась потом, открывая пространство для разлизывания). Но меня никто не учил, поэтому делала так, как умела, по наитию. Вторую попону я стирала, — к вечерней обработке она успевала высохнуть, и я меняла ее, даже если первая не успела загрязниться или намокнуть.

Теперь уколы: в холку все колется очень просто — набираем в шприц 10 мл. физраствора, оттягиваем пальцами кожу на холке, находим как бы «ямочку» и втыкаем шприц туда (втыкайте, не бойтесь — кошке практически не больно в этом месте). Вводить предельно медленно, как многие советуют, не нужно — это не капельница, поэтому спокойно давим на поршень, и секунд за 30 вся жидкость попадает внутрь (может образоваться как бы небольшой горбик). Что касается цефотаксима, то здесь действуем следующим образом (внутривенные инъекции делать не умею, и ну их к черту; ограничилась внутримышечными): сперва набираем в пятимиллилитровый шприц пять мл. физраствора, затем вводим их во флакончик с антибиотиком и тщательно взбалтываем. Далее из флакончика набираем 1 мл, не больше (можно меньше — например, 0,7 мл) вещества и вкалываем кошке внутримышечно — в бедро, в его заднюю его часть. Имейте в виду — укол крайне болезненный, поэтому орать тварька будет страшно, и лучше заменить на этом шприце иглу, поставив туда иголку от инсулинового шприца. Так вы выиграете несколько секунд — кошка не почувствует, как вы вторнули иглу, и вы сможете быстро впрыснуть антибиотик. Но желательно, конечно, чтобы животное придерживал кто-то еще — я наловчилась делать самостоятельно (точнее, у меня просто не было выбора — домочадцы, увидев квест, который мне предстоит, внезапно разъехались по делам), но поначалу с уколами были проблемы. Обычные внутримышечные уколы удобно делать, когда кошка лежит на боку (так я прокалывала курс антибиотиков Маняху), но из-за болезненности цефотаксима почти наверняка начнутся попытки вырваться, так что лучше посадите вашего пушистого друга так, чтобы попа немного свисала — например, со стола, — а ваш напарник пускай стоит спереди и придерживает передние лапки. Так вы легко сможете воткнуть иглу и быстренько впрыснуть лекарство, а кошка, почувствовав боль от введения вещества, наверняка рванется вперед, и тут напарник ее подхватит. Фиксировавший Муську был в тех же строительных перчатках, которыми мы держали ее ночью, а потом, когда я колола ей уколы самостоятельно (перчатки, сами понимаете, в этом случае не наденешь), Муся грызла мне руку:)) До сих пор остались следы от царапин и укусов.

Вообще, после столь серьезных хирургических вмешательств животное требует передержки в стационаре, которая, по идее, должна входить в стоимость операций (и, как мне кажется, я заплатила более чем достаточно, чтобы кошка за эту сумму побыла там пару дней, избавив меня от необходимости демонстрации чрезмерного героизма). Но — мы живем в России, а здесь сами знаете какие реалии. За свои же деньги я получила только лишний геморрой стресс и громадное кол-во возни вместе с риском попросту потерять кошку, а другой бы просто оставил животное дома, без всяких операций и уколов, — даже зная, что без лечения скотинка умрет. И — надо самому через все это пройти, чтобы пришло подлинное осознание, — после пережитого мне не в чем будет такого хозяина упрекнуть.

Продолжение: «Муськино горе: все хорошо, что хорошо кончается»

Предыдущая часть: «Муськино горе: незамысловатые способы развода на деньги, практикуемые ветклиниками»

Related Posts

2 комментария

  • +_+ on 01.11.2017

    Прочитав вашу историю, у меня в голове появился ряд мыслей, и не все они, к сожалению, подлежат печатному тексту. Но если вы думаете, что плохое мнение сложилось о клинике, то нет — отвратительное впечатление произвели вы.
    1. Полная стоимость операции складывается из стоимости услуги (мастэктомии в вашем случае) и стоимости расходных материалов. И, вы наверное удивитесь, но количество расходных материалов рассчитать до операции нереально. На сайтах всех клиник всегда указывают стоимость операции БЕЗ учета расходных материалов. И нечего писать, что вы нищая и тд — нищие сидят дома, и никого по клиникам не носят. Всем плевать, что у вас нет денег — медицина всегда была дорогой, нет денег-сидим дома и молчим в тряпочку. А если есть претензии, то надо сразу же о них говорить, а не строчить в интернете плачевные истории о собственной алчности.
    2. Вы назначения читали? Читали. Вам было написано, что антибиотик делать внутривенно? Было. Зачем тогда вы мучили кошку и кололи его внутримышечно? При внутривенном введении антибиотик абсолютно безболезненный, а при внутримышечном введении разводят не натрием хлоридом, а новокаином или лидокаином, чтобы было не так больно! Но вам же надо быть самой умной, самовольно поменяли назначения, делали уколы неверно, а еще возмущались, что кошка так реагирует.
    3. По-другому шов не наложить, поскольку опухоль удаляется с большим захватом здоровой ткани, и все делается внатяг. Так что нечего «неловко улыбаться и говорить, что так зашили», не понимаете в этом ничего-вот и молчите.
    4. Кошка орала так не из-за боли, а из-за того, что она отходила от наркоза. Мы не звери, специально лишней боли животным не доставим, но подобные операции действительно не требуют дополнительного обезболивания, кошки сами себя берегут, когда поменьше двигаются.
    5. Ну и касаемо стационара — он оплачивается отдельно всегда, то, что кошка сидела в клинике после операции несколько часов, а не сразу была вам выдана на руки — это и считается послеоперационным стационаром.
    Выбесили прям, ей-богу

    • Author
      Женни Славецкая on 02.11.2017

      Что-то вы припозднились — или у клиники стремительно просаживаются бюджеты, потому что народ перестал поддаваться на развод кроликов-чемпионов и теперь в IF не спешит, вот и пришлось экстренно организовать доморощенный пиар?;)) Что ж, я снизойду до реакции на заведомо проплаченный отзыв, хотя обычно этого не делаю — только и исключительно ради читателей, которые по наивности своей могут воспринять все, вами тут выложенное, за чистую монету. К тому же, разговаривают обычно с личностью, а не с набором букв или символов, который являете собой вы, не потрудившийся (не потрудившаяся? или, быть может, не потрудившееся?) даже называть свое имя.
      1. Если клиника не в состоянии сразу рассчитать полную стоимость операции, то она обязана назвать сумму, приближенную к итоговой, чтобы клиент мог планировать свои расходы, а не сталкивался с чеком, завышенным в 3-5 раз. Ведь это есть не что иное, как обман и недобросовестность персонала клиники, который ставит клиента в сложное положение и совершенно не считается с материальными проблемами, которые могут у него возникнуть. Ведь вы приходите в магазин и видите там цены, в которые включены уже все налоги и расходы магазина, а не сталкиваетесь на кассе с втрое завышенной стоимостью покупок. Претензию в клинику, кстати говоря, я направляла, реакцией на нее была отписка (кто бы сомневался). Обращаться в суд я по этому поводу не стала — нет времени этим заниматься, хотя следовало бы, наверное. Что касается плачевных историй — не говорите, что мне делать, и я не скажу, куда вам пойти. Впрочем, скажу — идите-ка лесом.
      2. Складывается ощущение, что я разговариваю с наркоманом или клиническим дебилом, который не понимает письменного текста. У меня нет, не было и не будет денег и времени, чтобы дважды в день носить кошку в ветклинику, просиживать в очередях и колоть ей внутривенные уколы (кстати, транспортирование кошки туда — это дополнительный стресс для нее). Причем я выступаю против походов туда за каждой мелочью (уколы, обработка и т.д.) не только потому, что я нищая девочка, но и ввиду того, что я найду, куда еще мне израсходовать свои деньги, в отсутствии разного рода бессмысленных занятий. Кошка — это не ребенок и не пожилой родитель, чтобы тратить на нее гигантское кол-во сил, времени и средств, забросив все — работу, семью, личную жизнь, и занимаясь только разъездами по клиникам и отстегиванием туда бабла. Соответственно, в связи с возникшей ситуацией я проконсультировалась с ветеринарами и выяснила, что антибиотики можно колоть и внутримышечно, чем и стала заниматься самостоятельно, что оказалось единственным выходом из положения. И разбавляется антибиотик именно физраствором, поскольку лидокаин для кошек является высокотоксичным препаратом, и его применения следует избегать. Если у вас есть кошка, искренне желаю вам испытать все то же самое, что пришлось перенести мне в связи с этим случаем — и тогда колите ей, что хотите, да и себе заодно — вдруг сознание прояснится хоть немного.
      3. Не много ли хамства, анонимно гадящий персонаж? «Молчите в тряпочку», «самая умная», — вас мама в детстве не учила, что начинать беседу с посторонними следует с других выражений? Тогда я выступлю в ее роли и научу. Сделано было действительно безобразно, и это не только мое профанское мнение, но и мнение дамы-ветеринара из ветстанции Калининского района, которая снимала Мусе швы. Хотите — спорьте, хотите — нет, но это так, и кошку даже сейчас ее шов порой беспокоит. Кстати говоря, претензий хирургу я не предъявляю — как сделал, так и сделал, но просто констатирую факт.
      4. Кошка орала в том числе из-за боли — вы сами утверждаете, что «все внатяг», вот и представьте, какая должна быть боль. Недаром перед отъездом из клиники речь зашла именно об обезболивании, и поэтому мне было заявлено, что дать обезболивающие препараты с собой мне не могут. Если обезболивание необязательно, к чему вообще был весь этот разговор?
      5. У вас там все оплачивается отдельно, разве что в коридоре на полу можно бесплатно посидеть, так что не рассказывайте сказок. В уже упомянутой ветстанции Калининского района, когда я назвала сумму и показала платежные документы, сначала присвистнули, а потом расхохотались — мол, здорово вас развели. За такие деньги ее должны были положить в люкс-палату вместе со мной и всеми моими домочадцами, и дать бесплатный пансион на неделю:)) Послеоперационный стационар, видите ли — несколько часов. Скоро у вас там, похоже, все будет по минутам исчисляться — ведь так можно содрать с хозяев еще больше денег.
      А беситься отправляйтесь в свой бложик или обратитесь к экзорцисту — пусть он изгоняет ваших бесов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Рубрики