Муськино горе: все хорошо, что хорошо кончается

Без рубрики No Comment

В завершении эпопеи с лечением Муськи на мои отзывы откликнулись сотрудники клиники им. Айвэна Филлмора, чьи сентенции можно увидеть по ссылке. Ничего ценного и полезного, на мой взгляд, в их снисходительных беседах не содержится, за исключением запоздалых пояснений анестезиолога (как бы они пригодились мне раньше, когда я действительно в этом нуждалась!). Кстати, в той же ветке встречаются и настоящие «крики души» — одна женщина даже обещала подать на клинику в суд за то, что врачи угробили ее собаку. Лично я судиться ни с кем не буду (да и Муська моя, к счастью, жива-здорова), но и обращаться туда, как уже сказала, больше не стану точно. Анестезиолог в одном из своих комментарием предложила позвонить хирургу с вопросом о целесообразности проведения кошке химиотерапии — нет уж, благодарю, мне есть куда вложить свои скудные накопления, и кошку я больше мучить не буду.

Мир, к счастью, не без добрых людей — знакомая (та самая, из моего первого поста, у которой умер котик от почечной недостаточности) порекомендовала мне своего ветеринара, — девушку, приходившую колоть ее коту уколы, и она по телефону ответила на все мои вопросы, коих накопилась масса, причем сделала это абсолютно бесплатно, отказавшись от денег за консультацию. Прежде всего, меня интересовало, в течение какого времени продолжать инъекции антибиотика, — ведь Муськина задница уже на третий день была вся исколота, а предстояло еще семь дней мучений. Решение было таким: антибиотики отменяем на седьмой день, если состояние швов оставалось нормальным (то же самое подтвердил и хирург). Поскольку шов не гноился и в принципе был в порядке, антибиотики я действительно отметила на седьмой день.

Воду Муся не пила, так что я продолжала делать ей уколы физраствора в холку, по 10 мл два раза в день, и заливать через шприц в уголок рта те же 10 мл дважды в сутки. Наверное, это даже слишком много для кошки, но я боялась, что у нее начнется обезвоживание, в связи с чем ухудшится самочувствие, так что перестраховалась. А вот есть Муся начала уже на второй день, причем уплетала за обе щеки все подряд. Сперва я угощала ее специальным кормом для кошек в виде консервов, потом мне надоело выпендриваться, и я купила обычную Sheba, которую она периодически ела раньше, а в конце 14-дневного периода, предшествующего снятию швов, и вовсе перевела на стандартную натуралку, потребляемую ею до операции. Но, несмотря на значительный запас Муськиного жирка, следует признать, что моя упитанная барышня все же исхудала за время прохождения через все эти передряги. Наверное, если б мы оперировали Маняха (не дай Б-г), к концу квеста от нее остались бы кожа да кости.

Еще у Муськи на передней лапе висел катетер — теоретически, через него нужно было капать антибиотик, но я колола внутримышечно, и катетер уже на второй день стал меня напрягать: я опасалась, что Муся разгрызет его, и случится беда. Как-то раз в ночи я не выдержала и решила катетер снять — а, поскольку он был намертво обмотан лейкопластырем, предстояло снять сперва этот лейкопластырь. Каково же было мое удивление, когда я, начав под ожесточенные мусячьи вопли отдирать пластырь, увидела, что он был залеплен прямо на шерсть! Обычно при установке катетера шерсть, насколько я знаю, все-таки сбривают, — а иначе попробуйте-ка потом отдерите лейкопластырь, которым катетер замотан, от этой шерсти! Я полчаса состригала с лапы и шерсть, и держащийся на ней пластырь, но потом процесс мне дико надоел — я замотала все бинтом до утра, а на утро сходила с Мусей в ветстанцию, чтобы уже кто-нибудь другой помучились. Там за сто рублей это дело доделали, подивились на шов и на ценник операции, замотали лапу эластичным бинтом и отправили обратно. Так отнюдь не незаметно, а очень тягостно и уныло прошли две недели, подчиненные неизменному распорядку (кстати, больной в семье, даже если это кошка, отлично выравнивает режим дня;)) — подъем, посадка Муськи на лоток, впихивание через шприц воды и гепатопротектора, обработка швов, уколы, попона, кормежка, уборка, стирка попоны и тряпок, на которых она спала, и вечером — все то же самое по знакомому до боли сценарию. К счастью, мое свободное время позволяло мне столь необычный досуг: на дядю я не работаю и к офису не привязана; в противном случае пришлось бы брать отпуск за свой счет или носить больную Муську с собой на работу (кстати, некоторые российские компании стали вводить в обиход эту необычную практику). Чтобы животина не шаталась по квартире и не пыталась куда-нибудь запрыгнуть, мы приспособили для нее довольно-таки вместительную корзину из-под белья: там она могла вытянуться и лечь на тряпочки. Периодически Муську вынимали и клали на диван, и тогда она начинала смешно потягивать задние лапки:))

Еще она из-за не полностью закрывающей низ живота попоны пыталась разлизывать самый кончик шва — когда я это замечала, то пыталась чем-то отвлечь, но не всегда удавалось вовремя спохватиться. Впрочем, шов в этом месте не разошелся и не загноился, поэтому ничего страшного ее действия не повлекли. И вот, наконец, долгожданный день настал — через две недели можно было снять швы. Вообще, снять их можно было и на десятый день (а людям снимают так и вовсе на 5-7), но для все той же подстраховки рекомендуют выждать время, при этом не сильно затягивая — швы могут всосаться в кожу. Я хотела сделать это сама, поскольку ничего трудного в снятии швов нет, и справиться с такой задачей способен каждый (особенно, если кто-то при этом держит животное), но муж мне запретил — сказал, что нужно иметь хотя бы среднее медицинское образование, а то можно навредить. В злополучную клинику им. Айвэна Филлмора я, конечно же, больше не поехала, а пошла все в ту же ветстанцию, где молоденькая девушка сняла нам швы. Когда она осознала, какой длины шов и, соответственно, объем манипуляций, то, конечно, не обрадовалась — похоже, что такие швы она вообще видела впервые. Тем не менее, вся процедура вместе с обработкой антисептическим спреем заняла около двадцати минут, а на месте ниток остались едва заметные красные точечки. Нацепив на Муську попону и прикупив там до кучи воротник (дабы не разлизывала зад), мы отбыли домой.

Теперь, по крайней мере, уколы и перевязки остались в прошлом, зато кошка расшалилась, стала взбираться на труднодоступные места — я даже опасалась, как бы она себе чего не сломала, в таком-то обмундировании:)) Но все обошлось, и через четыре дня после снятия швов (рекомендуют выдержать от трех дней до недели, но я не стала долго мариновать ее в этой броне) попона и воротник были убраны, и Муся получила вожделенную свободу. А мне тем временем пришли результаты ее гистологии — как выяснилось, это действительно был рак (низкодифференцированная карцинома молочной железы):

В рекомендациях значилось: Контроль X-ray / эндоскопия / УЗИ брюшной / грудной полости / других органов (квартал, полугодие), осмотр региональных лимфатических узлов, но химиотерапию не назначали. Очень хочется верить, что больше никаких испытаний нас не ожидает, и Муська проживет спокойную долгую жизнь.

Related Posts

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.