Когда табу — вовсе не табу

Без рубрики No Comment

Уездные обозреватели культурки плохого не посоветуют, ага-ага — прочитав один такой обзор, от нечего делать решила: возьму да отсмотрю, почему бы и нет? Тем более, до очередного сезона «Игры Престолов» — как до Китая пешком, а поразвлечься чем-нибудь охота. И вот, принялась убивать время на первый сезон вышедшего в феврале сериала «Табу». Хорошо, что пока только один сезон снят, а иначе настала бы хана личной жизни свободному времени:))
Несмотря на привычное ворчание, все же хочу отметить, что вполне годную сделали вещицу, хотя и не без ляпов: в кадре то поздняя осень, то потом сразу лето, а про неувязки сюжета я и вовсе молчу — из них, казалось бы, состоит весь сериал…И все равно чем-то цепляет — такая «киплинговская», что ли, атмосфера в нем улавливается, с пикантной примесью верований диких племен с далеких осторовов и романтикой труднодостижимого пока еще Нового Света. Актеры, опять же, неплохие — узнала Талису и Его Воробейшество из уже упомянутой «Игры Престолов» (надо же, как не везет — бедолагу опять взорвали!)). А имя «Джейме» (если вновь обратиться за примерами к «Game of Thrones»), похоже, скоро станет использоваться в кинематографе для прозрачного намека на участника инцестуальных отношений между сиблингами.

С этим, кстати, в христианских государствах, насколько можно судить из сохранившейся информации, было строго: даже седьмая вода на киселе все еще могла считаться родней. Запрет на брак распространялся до седьмой степени родства, а строгий запрет — до четвертой (54-е Правило Трулльского собора). Соответственно, в России тоже не оправдывали этих странностей, даже если речь не шла о кровном родстве — помню, когда-то читала биографию Ленина, где рассказывалось, что его дед по матери, Александр (Израиль) Бланк, овдовев, захотел жениться на сестре своей покойной жены. В иудаизме, кстати, такой поворот сюжета вполне допускается, но вот незадача — Александр Бланк на тот момент давно числился перешедшим в христианство, а сестра его умершей жены, Катерина фон Эссен, была крестной матерью детей своего несостоявшегося супруга (в том числе и Марии — матери Ленина), посему по закону подобный брак — между отцом по плоти и крестной матерью — не допускался. Так Катерина Ивановна и жила при Александре Бланке в качестве, как это ни грустно, сожительницы. Сейчас сожительство тактично облекают эвфемизмом «гражданский брак», хотя гражданская жена — это как раз жена законная, брак с которой в органах ЗАГСа (а тогда — в церкви) был заключен. Что ж поделать — dura lex, sed lex.

А вот другим преступившим табу — г-ну Алоису и г-же Кларе из Австрии — повезло больше: несмотря на то, что законы страны запрещали брак дяди с племянницей (дочерью единокровной сестры), разрешение пожениться было запрошено аж в Риме, и Рим, как ему и полагается, не отказал. Что от этой связи родилось на свет, всем известно.

В то же время, насколько я могу судить, в еврейской традиции женитьба дяди на племяннице вполне допускается (парадокс: а вот племяннику взять в жены тетю запрещено), и тем более разрешена двоюродная сестра — собственно, таковой приходилась Мордехаю «взятая им как дочь» Эстер (пруфлинки: раз и два). Иногда подобные браки признаются не просто допустимыми, но даже желательными, хотя и с оговоркой:

«Мудрецы Талмуда говорят, что человек, женившийся на своей племяннице, наилучшим образом исполняет заповедь. Однако р. Йегуда Гехасид считал, что не стоит следовать этому совету, поэтому в наше время тот, кто хочет жениться на племяннице, должен посоветоваться с авторитетным раввином».

Но, само собой, до уровня Таргариенов из «Игры Престолов», сводящих братьев и сестер, или Джеймса Кезайи Делейни, не опускается ни одна традиция: сестра, будь она полнородной или неполнородной, остается запрещенной. «А как же Авраам?», — тихонько шепчет кто-то из цветущего яблочного сада — «Ведь он сказал Авимелеху о Саре: «Да она и подлинно сестра моя; она дочь отца моего, но не дочь матери моей; и стала моей женою». Вроде бы простой смысл, и нельзя оспаривать, но объяснение все же есть: иногда внуки называются «детьми», поскольку к ним относятся, как к детям — особенно, если отец или мать этих внуков погибли слишком рано. Таким образом, Сара была внучкой Тераха (отца Авраhама) от его погибшего сына Арана, и приходилась Аврааму не сестрой по отцу, а как раз племянницей; такую версию косвенно подтверждает и упоминание в Торе двух дочерей Арана — Милки и Иски (Иска — это Сара, от לסכות — «лискот» — «видеть», поскольку праматерь Сара действительно была провидицей). Нарушивший запрет вступать в близость с сестрой по отцу, как бы странно это ни звучало, нарушает сразу две запрещающие заповеди (вот тут данный вопрос разбирается подробно), но сам запрет касается только евреев. При этом, дабы простой смысл все-таки сохранялся, отмечают, что для Бней Ноах сестра по отцу разрешена, а значит, ничего такого страшного Джеймс Кезайя Делейни не содеял, и зря девушка бросалась с моста в Темзу…Надо было наслаждаться жизнью и дальше, не особенно-то забивая себе голову мыслями о границах дозволенного и запрещенного, — надеюсь, она выживет, и в следующем сезоне нас еще ждет нечто любопытное:))

В завершение процитирую, пожалуй, кое-что из «Структур зла» на вышеозвученную тему — трудно продраться через психоаналитические нагромождения, но в данном конкретном отрывке все кажется предельно ясным:

«В ходе анализа симптомов навязчивых состояний, сравнивая их с чертами табу, Фрейд, между прочим, обнаружил, что запрет-табу сам по себе кажется генетически необоснованным, несмотря на то, что он подкреплен «внутренней необходимостью». Он глубоко запечатлевается в нашей душе, что, однако, приводит не к безоговорочному послушанию, а к сильной амбивалентности эмоций. Это амбивалентное отношение кажется необходимым моментом переживания табу. Уже само существование табу может свидетельствовать о тайном удовольствии от совершения того, на что направлен запрет. Народы, у которых есть табу, «имеют … амбивалентную направленность по отношению к их запретам табу; в бессознательном им больше всего хотелось нарушить их, но они в то же время боятся этого; они потому именно боятся, что желают этого, и страх у них сильнее, чем стремление к наслаждению».
Отсюда мы понимаем, каким образом при экзегетическом исследовании «рассказа о грехопадении» могло сложиться впечатление, что дерево представляет собой нечто подобное табу. Мы видим, что «табуирование» дерева является результатом целого ряда предшествующих защитных механизмов, приводящих, в итоге, к амбивалентной направленности чувств женщины, в душе которой разгорается непримиримая вражда запрета и желания».

З.Ы. Ради потехи решила даже взглянуть, как обстоят у русскоязычной публики дела с Кимбандой, и далеко ли оная публика ушла от козла Симало со жрицей Целестиной, о которых писала уважаемая Китти..Увы — там все еще безблагодатнее и грустнее, чем можно было себе представить (как Валерия Ильинична про секс «только читала», так я про Кимбанду — «только представляла»). В общем, «скучно, девочки»(с)Вождь. Правду говорят — если хочешь изучить некую традицию, определенное направление — изучай по первоисточникам и консультируйся с ее носителями, в противном случае единственное, чего можно удостоиться — это профанации.
З.З.Ы. Если будете качать с Лоста, то ни в коем разе не в mp4 — качество отвратительное. Качайте в mkv, и будет вам счастье.

Related Posts

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.