День России в Санкт-Петербурге: когда праздник не в радость

Без рубрики No Comment

Накануне сегодняшней акции на Марсовом поле (впрочем, под «акцией» следует подразумевать всего лишь праздничные гуляния в честь дня России — ведь когда еще выйти на прогулку, как не в праздник?) я побывала в Открытом пространстве, где шла подготовка общественных защитников — тех, кто будет оказывать задержанным правовую помощь, вытаскивать их из отделов полиции и представлять в судах. Известный петербургский правозащитник Динар Идрисов познакомил собравшихся с азами этой непростой науки: рассказал о видах протоколов и о том, как правильно их заполнять; затронул вопрос о правах задержанных граждан и о реализации этих прав в сложившихся условия. Была прочитана даже мини-лекция о форме одежды в различных подразделениях МВД, а также Росгвардии, и, чтобы новички не запутались в званиях, Динар Идрисов подробно зарисовал, какие знаки отличия можно увидеть на погонах сотрудников органов внутренних дел. Кроме того, адвокат напомнил содержание ст. 118 Конституции РФ, согласно которой, создание чрезвычайных судов не допускается, в то время как власть, по его мнению, в свете последних массовых мероприятий занимается ничем иным, как созданием именно таких «чрезвычаек», когда отклоняются все ходатайства задержанных, а сами суды проходят в режиме нон-стоп: за день рассматривается огромное количество дел. Само собой, в такой ситуации обеспечить объективное и беспристрастное разбирательство, оценить все доводы сторон попросту невозможно, — не говоря уж о том, что защитник банально не успевает надлежащим образом подготовиться к судебному заседанию, найти свидетелей и сформировать правовую позицию. У многих, еще вечером сидевших в ОВД, а на следующий день доставленных в суд, и защитника-то не было, — именно поэтому в Санкт-Петербурге создали вышеупомянутую Школу общественных защитников, целью которой объявлена не только правовая защита граждан, но и борьба со сложившейся недопустимой практикой, когда человек остается с системой один на один.

В этот раз было выдвинуто предложение, что задержанным на грядущей акции (которых, как предполагали правозащитники, будет немало) следует подавать в суд ходатайство об отложении заседания для поиска защитника, а затем, в случае отказа, просить суд отложить заседание, например, для вызова и опроса свидетелей или ознакомления с материалами дела. Последний довод, к сожалению, срабатывает нечасто — в большинстве своем суд делает 10-минутный перерыв, в ходе которого предлагает прочитать и сфотографировать страницы дела. Несмотря на усилия, предпринимаемые правозащитниками и общественностью, суды по делам об административных правонарушениях, вопреки Конституции, в России остаются чрезвычайными.

Однако, полученные знания наверняка пригодятся тем, кто в числе пятисот человек был задержан сегодня, в День России, на Марсовом поле и других площадках Санкт-Петербурга. Праздник оказался омрачен не только пасмурной погодой, но и участием правоохранителей в массовых задержаниях граждан, впоследствии доставленных в отделы полиции. В отличие от расслабленной публики, вышедшей на променад и настроенной на мирное мероприятие, органы правопорядка подготовились заранее, разместив по всему периметру Марсова поля специальную технику:


Среди прочих экземпляров таковой были и ранее мне неведомые, чье назначение оказалось затруднительно определить:


Граждан, державших плакаты, тут же выхватывали из толпы и вели к обычным внутригородским автобусам, которые постепенно наполняясь, уезжали в неизвестном направлении. В окно одного такого автобуса мне удалось закинуть набор ходатайств, которые, смею надеяться, помогут людям защитить себя в суде или хотя бы отложить заседание под предлогом поиска представителя.

Центр Марсова поля, где поначалу было малолюдно, постепенно заполнялся гуляющими, прибывавшими с разных концов города — с Петроградки и с Дворцовой площади, двигавшимися по Садовой улице и от Литейного проспекта, — так, что к двум часам после полудня акция стала подлинно массовой:


Над городом витал аромат сирени, петербуржцы спокойно прохаживались по излюбленным местам, некоторые взяли с собой животных:



Между тем, полиция не дремала, продолжая выхватывать из толпы людей и конвоировать их к автозакам. Один вид этих стражников рождал в душе отнюдь не праздничные чувства:



Часть молодежи оказалась заблокирована ОМОНом около одной из стен монумента — блюстители порядка встали двойным кольцом, не позволяя задержанным уйти. К слову, момент задержания связывается именно с такими действиями правоохранительных органов, а не с доставлением граждан в полицию или препровождением их в автозак. То есть, если вы попали в оцепление, считайте, что вы уже задержаны — при этом, если до составления протокола есть возможность «уйти по-английски», не прибегая к насилию, непременно ею воспользуйтесь — никакой ответственности за это вы не понесете.



Тем временем некто залез с флагом ЛГБТ-движения на фонарь, затем в толпе взорвали дымовую шашку; крики «Кря-кря-кря!» разносились вокруг, дождь усилился, обещая перерасти в ливень…Праздник продолжался.

Как я узнала позже, среди задержанных и доставленных в отдел полиции оказалась новгородская общественница Ксения Сергеева — вероятно, она, в отличие от меня, не успела покинуть центральную площадку Марсова поля, когда полиция взяла эту часть территории в оцепление и принялась «винтить» всех, кто под руку попадется, в общей сложности, как передает «Фонтанка», задержав более 500 человек. Жандармскую логику понять нетрудно: в связи с санкциями бюджет испытывает дефицит (все мы помним медведевское — «Денег нет, но вы держитесь»), и те несчастные, кому не повезло стать фигурантам дел об административных правонарушениях, являются всего лишь средством этот бюджет наполнить. Пять старушек — уже рубль; пять задержанных, учитывая минимальный размер штрафа по ч. 5 ст. 20.2 КоАП РФ — пятьдесят тысяч рублей, что превышает зарплату майора полиции с пятнадцатилетним стажем. Если волка ноги кормят, то обеспечение сотрудников при исполнении, выходит, ложится на плечи граждан, подвергшихся доставлению в ОВД. Недаром в толпе кричали — «Мы вас кормим!», но господа полицейские лишь улыбались в ответ.

Related Posts

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Рубрики