Агнес, одна из Легиона

Без рубрики No Comment

У одного из френдов в Фейсбуке наткнулась на возмущенные вопли о «матери» Терезе, которая, как гласит вереница приводимых там фактов, воровала и убивала (разве что не сношала гусей и ответного гудка, как явствует из последних абзацев о ее неверии в Б-га, не ждала). Весь вклад этой дамы в мировую культуру якобы состоял лишь в том, чтобы приехать к терпящим бедствие, нащелкать снимков для самопиара, тем самым позиционируя себя в роли спасительницы и, не выделив страдальцам ни гроша (гроши в кол-ве многих миллиардов долларов оседали на счетах Ватикана), уехать восвояси. В общем, автор срывает покровы, пылает праведным гневом, и, ничтоже сумняшеся, ставит «матери» Терезе в упрек даже то обстоятельство, что приют свой она первоначально открыла в бывшем храме богини Кали (тоже Великая Мать, между прочим). Хотя здесь как раз наглядно проявляется кажущийся парадокс: Агнес Годже Бояджиу была абсолютно честна и намерения свои обозначала максимально прозрачно, в то время как сочинитель текста о ней попросту лицемерит. Впрочем, допустим вариант, что сей сочинитель — идиот, ибо, сказав «А», он не знает, что далее следует произнести и «Б»:

«Что они представляют собой на самом деле, рассказала в документальном фильме «Ангел из ада» Мэри Лаудон, работавшая в одном из них:
«Первое впечатление было, как будто я вижу кадры из нацистского концлагеря, так как все пациенты тоже были обриты наголо. Из мебели только раскладушки и примитивные деревянные кровати. Два зала. В одном медленно умирают мужчины, в другом – женщины. Практически никакого лечения, из лекарств только аспирин и другие дешёвые препараты.

Капельниц не хватало, иглы использовались многократно. Монахини промывали их в холодной воде. На мой вопрос: почему они не делают их дезинфекцию в кипятке?, мне ответили, что это не нужно и на это нет времени. Помню 15-летнего мальчика у которого вначале были обычные боли в почках, но ему становилось всё хуже и хуже, так как он не получал антибиотики, а позже ему стала необходима операция. Я сказала, что для того чтобы его вылечить нужно лишь вызвать такси, отвезти его в больницу и оплатить ему недорогую операцию. Но мне отказали в этом, объяснив: «Если мы сделаем это для него, то придётся это делать для всех»…»

Мне сложно поверить, будто кто-либо из осиливших этот скромный по объему абзац не в состоянии догадаться, в чем состояла подлинная цель организованных этой женщиной хосписов (назовем это так — главной является не форма, а суть). Ресурсов, включая ресурсы системы здравоохранения, на всех не хватает, а население планеты — причем население беднейшее — постоянно растет. Да, здесь есть прямая аналогия, например, с фондом Билла и Мелинды Гейтс, чьей негласной задачей является неуклонное сокращение населения бедных стран, но не посредством насильственных и устаревших методов прошлого, когда молох войны в одночасье сметал с лица земли все живое, а нежно и ласково, без боли и слез, и даже с пользой для сокращаемых (вакцины, помимо неожиданного побочного эффекта, все же гарантируют определенную защиту от заболеваний). Нечто подобное, пусть и в гипертрофированном виде, изрекал выдуманный Масловым рав Ашход (чей образ, надо полагать, списан с Лайтмана, перед которым сам Маслов в конце жизни благоговел) и его визави — «Сто пятьдесят миллионов — это слишком много, чтобы спокойно ждать, когда все они встанут против нас в Последней Битве».

И за что же подвергать Терезу остракизму? В сложившейся ситуации она делала, что могла, причем справлялась с поставленными перед ней задачами достаточно успешно. А что из ее деятельности раздули шумиху, распиарили почем зря — так ведь это само собой разумеется: когда армия воюет, пропагандисты всеми доступными им средствами пытаются укрепить ее боевой дух. Так было и так будет, — закон мироздания, если угодно. И лучшие бойцы этой армии — не кто иной, как субъекты, которых один культовый писатель метко поименовал «легионерами» (сослаться на первоисточник, к сожалению, не могу — тема настолько деликатная, что отечественные цензоры ее не обошли вниманием). Собственно, все такие причитания — «нет веры», «небеса заперты», «темная, холодная и пустая реальность» — настолько свойственны обсуждаемым лицам, что образуют типичное мироощущение легионера, а оно, в свою очередь, позволяет ему достигать поставленных целей там, где другие («нормальные люди», «гармоники») бессильны.

Related Posts

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Рубрики