Лекция Юваля Харари «Мудрецы и бесы:магия и общество в Талмуде» — первая часть

Без рубрики

Это расшифровка последней из трех частей лекции Юваля Харари — «Мудрецы и бесы: магия и общество в Талмуде», которую я для удобства тоже разбила на два поста. На сей раз трансляция была весьма приличной по качеству, поэтому удалось записать близко к оригиналу.

Прошлое свое выступление Юваль Харари завершил рассказом о том, где водятся демоны и бесы — они любят обитать в пограничных местах, где люди не живут. На этой встрече речь пойдет о магии и обществе в Талмуде; будем говорить об отношениях мудрецов Талмуда с демонами и бесами, формат тот же — медленное чтение источников, их комментирование и анализ.
________________________________________________________
Я уже дважды благодарил организаторов, пригласивших меня, и снова готов повторить слова благодарности, но больше всего я благодарен слушателям, пришедшим уже на третью лекцию с готовностью меня слушать. Я так понял, некоторые записались сюда, когда у лекции было чуть-чуть иное название. Когда-то давно, при планировании серии, я хотел третью лекцию посвятить ведьмам и вообще женскому колдовству. Но, когда я стал готовить материалы, я понял, что это большая отдельная тема, которую трудно в этот курс уместить, и я решил на третьей лекции тоже поговорить о демонах, но главная моя методологическая посылка сохраняется — посмотреть, как через рассказы о демонах проявляются отношения власти в обществе и политическая составляющая всей этой истории. И мы с вами познакомимся с некоторыми свидетельствами о демонах в талмудической литературе и почитаем несколько рассказов, в которых мудрецы с ними взаимодействуют и используют их, чтобы как-то укрепить свой статус в обществе. Я хочу начать с очень краткого резюме того, о чем я говорил на предыдущих двух лекциях, так как есть некая последовательность в том, что я говорю, и чтобы и те, кто пришел впервые, тоже как-то вошли в это терминологическое поле и были с нами во всем, что мы изучаем.
Я говорил, что магия — это некоторая практика и система верований, направленная на изменение реальности при помощи ритуалов, и в еврейской магии такие ритуалы в основном носят вербальный характер, это разного рода заговоры и заклинания. На первой лекции я говорил, что магию можно сравнить с донаучной технологией, позволяющей решать частные практические проблемы, избавлять человека от разных некомфортных ситуаций. Я говорил о том, что, несмотря на репрезентацию магию в разных произведениях типа «Тысячи и одной ночи» как чего-то очень цветастого и фантастического, тем не менее, сама магическая литература, сборники магических рецептов — это литература очень сухая и практическая. Мы сплошь и рядом в этих сборниках магических рецептов находим рецепты для достижения целей, которых можно достичь и без магии — это цели бытовые, очень конкретные. Мы не найдем в такой профессиональной магической литературе рецептов строительства золотых дворцов или рецептов, позволяющих привести караван слонов, нагруженных драгоценными камнями. В них ничего подобного нет, а то, что мы находим — это рецепты для преуспевания в любви, в экономической деятельности, чтобы добиться процветания, чтобы рыбалка хорошо шла, чтобы не болеть, какие-то медицинские вещи, то есть, очень повседневные простые задачи.

Но есть все-таки одна область, в которой в основном можно действовать только магическими средствами, и это область демонического. И я хочу повторить важное различие, что мы проводили на лекциях предыдущих: между внешними и внутренними источниками, между источниками, которые рассказывают о магии со стороны, и профессиональной магической литературой или магическими предметами, которые относятся ко внутренней ее стороне. На первой лекции я показывал магические предметы, артефакты — магические чаши V-VII века новой эры из Вавилонии, из Персии, которые предназначались для изгнания демонов. Мы видели амулеты и обереги, найденные на территории Земли Израиля и окружающих стран. Эти амулеты были связаны с демонологией, так как они были призваны не только изгонять демонов, но и лечить болезни, персонифицированные как демонические, а также служили для преодоления бедствий, воспринимаемых как демоническое влияние. На первой лекции мы познакомились с магическими предметами и сборниками рецептов, на второй читали внешние источники — апокрифы эпохи Второго Храма и библейские тексты. И мы видели в литературе эпохи Второго Храма два противоположных воззрения на происхождение демонов: первое заключалось в том, что Б-г сотворил их при сотворении мира и наделил их ролью, им предназначенной изначально. А вторая точка зрения такая: появление демонов стало результатом бунта ангелов, нарушивших порядок мироздания, спустившись на землю. Они взяли земных жен, родили исполинов, от которых произошли демоны. Мы видели, что зерно этого мифа содержится в шестой главе Книги Бытия, где оно кратко излагается, а апокрифическая литература разворачивает это повествование и дополняет его подробностями (Книга Еноха и Книга Юбилеев). И вот то, что литература Второго Храма добавляет к интерпретации библейского текста, говорит о том, что исполины, которые испустили дух после смерти, породили злых духов, обитающих на земле и занимающихся причинением вреда разным земным существам. И мы познакомились с несколькими историями об изгнании демонов, от примитивных ритуалов без вербальных формул и заклинаний (таких, как воскурение внутренностей рыбы) перешли к рассказу, где слово используется как основной инструмент изгнания бесов Иисусом, и к истории, рассказываемой Иосифом Флавием, где Эльазар устроил целый спектакль с использованием речевых формул и даже предметов. Одновременно с деятельностью Иисуса и событиями, которые описывается Иосиф Флавий, происходивших незадолго до разрушения Храма и после этих событий, развивается движение фарисеев. После разрушения Храма жрецы, коhэны, теряют свой статус в еврейском обществе, их место занимают фарисеи или прослойка мудрецов, становящиеся лидерами еврейского народа в последующем.
Необходимо отметить, что литература эпохи мудрецов — принципиально устная литература, повествования и высказывания, которые не записывались сначала, а были записаны были спустя много веков и отредактированы в последующем. Результатом этой деятельности мудрецов стала фиксация устного учения; возникло три корпуса текстов — Мишна (свод устного закона, кодифицированный в начале III века новой эры, где-то 220-е годы), затем Иерусалимский Талмуд (середина IV века н.э.), и в середине VI века н.э. появился Вавилонский Талмуд. Мудрецы в доме учения, где создавались устные тексты, смешивали в своих дискуссиях и разговорах законодательные высказывания, обсуждения законов с разного рода повествованиями и рассказами. Нам важно отметить, что самое полное собрание этих рассказов и разговоров, ведшихся в доме учений — это Вавилонский Талмуд, который был отредактирован и собран в то же время и в том же месте, к которому относятся и магические чаши, предназначенные для изгнания демонов. И вот, мы как бы находимся в V-VI веке новой эры, когда огромная еврейская община проживает в Месопотамии на огромной территории, и эта самая крупная еврейская община производит два культурных продукта, два наследия: Вавилонский Талмуд и огромный корпус магических чаш. И понятно, что у них совершенно разный статус в еврейской культуре — Вавилонский Талмуд стал фундаментом и основой ортодоксального иудаизма, а магические чаши оставались закопанными в землю до середины XIX века, и по-настоящему научное их изучение началось лишь в начале XX века. Вавилонский Талмуд неслучайно стал основой жизни для ортодоксальных еврейских общин — в нем есть все, целый свод обсуждений и высказываний, касающихся всех сторон жизни, а у магических чаш есть четкая цель, очень ограниченная — изгнать конкретных бесов, защищать от них дом или владение. Очень интересно рассмотреть взаимосвязи между этими двумя корпусами — между свидетельствами магической деятельности и тем, что рассматривается в Талмуде. Я хочу начать с того, что вместе прочитать текст, написанный на одной из магических чаш — он содержит магическое разводное письмо.

Но скажу еще два слова для тех, кто не был на первой лекции — о том, как выглядит эта магическая чаша. Это простая миска из обожженной глины, подобная мискам, используемым для еды, и отличаются они лишь тем, что на магических чашах записан заговор или заклинание от центра к периферии по спирали. Иногда в центре этой тарелки или миски изображены демоны, скованные цепями, и это связывание демона визуально выражается в концентрических кругах. Демон еще дополнительно обводится кругом, окружностью, сам он изображается внутри этого спирального заклинания, написанного на круглой чаше, а снаружи еще запечатывается кругом из дегтя. И эти чаши дают уникальную возможность заглянуть в лабораторию мага, посмотреть, как и чем они писали, сравнить особенности письма и разобраться во внутренних представлениях о демонах и в средствах, которые против них можно применять. Прочитаем надпись на одной из таких чаш:

«Во имя Тебя я делаю этот амулет, чтобы был он исцелением для этого, для порога дома… и для всего его имущества. Я сковываю скалы земли и связываю тайны небес… я удерживаю, сковываю, связываю, сковываю всех демонов-вредителей, какие только есть в мире, что мужского, что женского пола, от самых великих до самых мелких, от самых молодых до самых старых, известно ли мне его имя, или не известно».

Мы видим, что эта чаша предназначена для порога дома, который представляется некой границей между своим и чужим, и считается самым опасным местом, через которое демоны проникают в дом, поэтому важно его защитить. Порог дома — опасное лиминальное место (лиминальное — не внутри и не снаружи, а оно словно нигде, и в этом его особая опасность). Обратите внимание на изобилие глаголов — связывать, сковывать, применять силу…Все это — символы могущества и силы, тут постоянно изображается некое действие, связанное с ограничением и связыванием демонических сил. И вот, это магическое изменение состояния мира, которого хотят добиться посредством этих магических чаш, происходит не только через вербальные формулы, но и через визуальный язык, когда демоны изображаются связанными путами, скованными цепью, и желаемое действие, которое надо произвести — оно изображается на этих чашах в виде фигуры скованного демона. Я хочу напомнить высказывание, которое я уже приводил ранее: магия воспринимает себя как точная наука, это не просто фокусничество или туманные высказывания в воздух. В магии важно знать детали — чем, при помощи чего и против кого ты борешься, важно идентифицировать противника и найти правильные средства против него, подходящие именно для этого. Можно привести аналогию: ситуация с врачом. Мы приходим к врачу, говорим о проблеме, врач смотрит, предполагает — или у вас такая-то болезнь, или такая-то, после чего говорит — если у вас одно заболевание, съешьте эту таблетку, а если другое, то вот эту таблетку. Для нас, для профанов, пришедших лечиться, это выглядит так, как будто врач дает нам какие-то волшебные имена, название чего-то, и мы не понимаем, что за этим стоит, как это работает. Он вручает нам некий рецепт. Поэтому самая главная задача и мага тоже — точно поставить диагноз и выписать правильный рецепт, но, чтобы это сделать, надо знать, с кем ты борешься, знать имя силы, с которой ты борешься, и тут главная проблема — это именно знание имени. Поэтому, когда перечисляются разные демоны — мужского и женского пола, большие и маленькие, в конце говорится — «известно мне имя этого демона или неизвестно». Дальше идет текст, который не всегда можно однозначно интерпретировать, но понять, о чем идет речь, можно:

«Про того, чье имя мне известно, разъяснили мне еще с семи дней творения [с тем демоном, чье имя мне известно, понятно, что, делать]; а если не разъяснили с семи дней творения, разъяснили мне в разводном письме, которое прибыло из-за моря и которое написал и послал рабби Йеѓошуа бен Перахья».

Здесь две интересных детали — разводное письмо прибыло издалека, из другого мира, и оно приписывается мудрецу, которого мы хорошо знаем из талмудической литературы, Йеѓошуа бен Перахья. А дальше идет рассказ небольшой, вставной такой рассказ внутри заклинания, но это не просто рассказ или нарратив, а перформатив — рассказ, задача которого — некоторым образом произвести определенное действие:

«Та самая Лилит, которая душила людей, не приняла отлучения, которое послал ей Йеѓошуа бен Перахья, ведь он не знал ее имени. Тогда написали ее имя в разводном письме и провозгласили о нем на небесах, и это то самое разводное письмо, которое прибыло сюда из-за моря».

Надо сказать, что «лилит» в эту эпоху — не имя собственное, а категория демонов — лилин или лилит, некоторый клан или вид демонов, поэтому еще нужно узнать, как зовут конкретного демона из этого клана. Здесь история про демона из подвида демонов лилит, который хотел причинять зло, душил людей, и его собрался изгнать мудрец, Йеѓошуа бен Перахья. Как можно изгнать женщину-демона, демоницу? По еврейскому закону, чтобы прогнать женщину, надо дать ей развод, разводное письмо. Если мужчина женат и хочу изгнать свою жену, должен дать ей разводное письмо. И этот «гет» — разводное письмо — это не просто в свободной форме написанное письмо, а это фиксированная форма. В этом письме есть словесная форма, которая делает его действенным, дает ему юридическую силу. Были споры между мудрецами, что должно быть в гете, в разводном письме, но все были согласны, что там должна быть единообразная словесная формула, без которого оно недействительно. Также есть специальная процедура передачи такого письма — муж не может прийти домой, бросив бумажку на стол, и тем самым развестись — если особая процедура передачи гета жене. Такое разводное письмо меняет статус женщины при помощи некоего ритуала; это некий документ, в котором имеется словесная формула, и он меняет состояние мира.

Многие обратили внимание на сходство между разводным письмом и выражениями в нем (перформативного характера, призванными изменить состояние мира), и теми формулами и выражениями, используемыми в амулетах и других магических источниках. Каждый может развестись с женой, но не каждый может изгонять демонов — их могут изгонять лишь специальные люди, например, тут архетипическим экзорцистом выступает хорошо нам известный мудрец, Йеѓошуа бен Перахья, который в самом Талмуде никак не связан с магией или изгнанием демонов. Единственная косвенная связь в том, что в Талмуде он упоминается как учитель Иисуса, прославившегося как изгонятель бесов, и в народном сознании осталась эта связь. И вот интересно, что тот мудрец эпохи Талмуда изгоняет демонов таким способом, каким это установили мудрецы, согласно юридической процедуры для изгнания через разводное письмо. И разводное письмо недействительно, если в нем не упоминается имя женщины, и у Йеѓошуа бен Перахья есть эта проблема — он не знает, какая именно лилит должна быть изгнана, как именно ее зовут, поэтому он не может вручить ей разводное письмо. Там еще вначале говорится, что разводное письмо — это вторая попытка, первая — это отлучение (херем, анафема) — тоже юридическая процедура, но лилит не принимает от него этого отлучения, так как он не знал ее имени. И тогда ее имя написали в разводном письме на небесах и провозгласили его на небесах, после чего разводное письмо «прибыло из-за моря». Эта особая сила, дающаяся Йеѓошуа бен Перахья с небес, связана со знанием имени демона, и это позволяет юридические процедуры превратить в экзорцизм, что в этой магической чаше и реализуется через рассказывание этой истории. Продолжение текста таково:

«Всех вас я тоже сковываю, связываю и удерживаю под ступнями этого Марнака бен Кала (имя человека и его матери — того, что нуждается в защите) во имя Гавриэля, великого богатыря, сражающего всех богатырей, побеждающих в битвах, и во имя Йеѓоэля, который затыкает рот всем богатырям, во имя Господа, Бога воинств, амен, амен, сэла».

Таких чаш довольно много, они часто встречаются в заклинаниях. Есть еще один такой мудрец, часто фигурирующий на магических чашах — Ханина бен Доса. Он тоже более-менее современник Иисуса из Назарета, и с ним тоже связаны легенды о чудесах, которые он мог творить. Но он практически никогда не упоминается в связи с изгнанием демонов, за исключением одного позднего вавилонского повествования. Однако, я могу поделиться своим последним открытием — я нашел неопубликованную рукопись XI века, где содержится десять древних историй об изгнании бесов, и все они связаны с именем Ханины бен Доса. И это то самое недостающее звено между образом Ханины бен Доса — чудотворца, но не занимающего изгнанием демонов, и магическими чашами, где он фигурирует как экзорцист. В магических чашах четко выражено разделение мира людей и мира демонов, там полный антагонизм между людьми и демонами. А в рассказах мудрецов Талмуда мы увидим иные отношения с демонами, где демоны живут вместе с людьми и действуют в том же мире, и происходит некое одомашнивание демонов. Давайте после прочтения текста на магической чаше, где можно увидеть связь магической и юридической практики мудрецов Талмуда, посмотрим на рассказы из самого Талмуда. Рассмотрим общие высказывания из Талмуда, а потом почитаем рассказы о конкретных событиях:

Присутствие демонов-вредителей. Вавилонский Талмуд, трактат Брахот, 6а
תניא אבא בנימין אומר אלמלי נתנה רשות לעין לראות אין כל בריה יכולה לעמוד מפני המזיקין אמר אביי אינהו נפישי מינן וקיימי עלן כי כסלא לאוגיא אמר רב הונא כל חד וחד מינן אלפאמשמאליה ורבבתא מימיניה.
«Аба Биньямин говорил: Если бы оку было позволено видеть, никто не смог бы устоять перед демонами-вредителями. Сказал Абайе: Их больше, чем нас, и они окружают нас как земляные валы вокруг оросительной ямы. Сказал рав Ѓуна: Слева от каждого из нас – по тысяче, а справа от каждого из нас – по десять тысяч».

Здесь три интересных вещи: первая состоит в том, что нам очень везет, что мы не видим демонов, а если бы видели, не смогли бы существовать. Но это и наше, и их преимущество, ведь они могут причинять вред, оставаясь невидимыми. Вторая мысль — мы на самом деле по сравнению с демонами очень ничтожные и маленькие: представьте, что мы находимся внутри оросительной ямы вокруг ствола дерева, а вокруг высокий земляной вал, и мы как муравьи, полностью окруженные этим невероятным кол-вом демонов. И третья вещь — соотношение сил. Нас тут сколько в этой аудитории? А теперь умножьте на 11 тысяч, приходящихся на нас — можете представить, сколько их тут, и хорошо, что мы их не видим. С одной стороны, в тексте есть выражение страха перед демонами, но есть и некое конструирование страха перед ними.

Следующий текст из трактата Авот повествует о десяти творениях накануне Субботы, в сумерки. Это и есть лиминальное время — и не будни, и не праздник, и не день, и не ночь, ни свет, ни тьма, что-то промежуточное. В это время создаются необычные сущности с чудесными свойствами, сверхъестественными. Мы не будем весь список разбирать, только в конце посмотрим —

עשרה דברים נבראו בערב שבת בין השמשות ואלו הן: פי הארץ ופי הבאר ופי האתון והקשת והמןוהמטה והשמיר והכתב והמכתב והלוחות. ויש אומרים אף המזיקין וגו’.
«Десять творений были созданы накануне субботы, в сумерки: жерло земли, устье колодца, уста ослицы, радуга, ман, посох, шамир, письменность, письмена и скрижали. Некоторые говорят, что и злые духи».

Меня вчера спросили после лекции, какая из двух точек зрения на возникновения демонов возобладала и стала доминантной. Тут мы видим, что возобладала первая точка зрения (что демоны сотворены от начала Б-гом), и тут нет и речи о том, что демоны — это бунт против б-жественного плана. Но некоторое косвенное отражение второй точки зрения — истории про ангелов, что сошли на землю и сочетались с земными женщинами, есть в следующем тексте, где разбирается промежуточное положение демонов между ангелами и людьми. Здесь нет никакого утверждения, что демоны родились от взаимодействия ангелов с людьми, но некое эхо мотива промежуточного положения демонов остается:

ת»ר ששה דברים נאמרו בשדים שלשה כמלאכי השרת ושלשה כבני אדם שלשה כמלאכי השרת ישלהם כנפים כמלאכי השרת וטסין מסוף העולם ועד סופו כמלאכי השרת ויודעין מה שעתיד להיותכמלאכי השרת… ושלשה כבני אדם אוכלין ושותין כבני אדם פרין ורבין כבני אדם ומתים כבני אדם.
«Шесть вещей говорится про демонов, в трех из них они подобны ангелам служения, а в трем подобны людям. Три вещи, в которых они подобны ангелам: у них есть крылья, как у ангелов служения, они могут летать от края света до края света, как ангелы служения, а также знают, что произойдет в будущем, как ангелы служения… А три, в которых они подобны людям: едят и пьют, как люди, плодятся и размножаются, как люди, и умирают, как люди».

Продолжение следует…

Related Posts