Лекция Юваля Харари «Мудрецы и бесы:магия и общество в Талмуде» — вторая часть

Без рубрики

Продолжение предыдущего поста —

Лекция Юваля Харари «Мудрецы и бесы:магия и общество в Талмуде» — первая часть

Демоны воспринимаются как промежуточные существа, живущие в нашем мире рядом с нами, но у них есть что-то от ангелов — они летают, знают будущее. Я вам предложил несколько высказываний мудрецов про демонов, чтобы показать, как они себе представляли их антологию. И вот еще высказывание о том, как с ними нужно обращаться. Религиозные евреи перед сном произносят в кровати молитву «Шма». В Талмуде об этом сказано так (Вавилонский Талмуд, Брахот, 5а):

אמר רבי יצחק: כל הקורא קריאת שמע על מטתו, כאלו אוחז חרב של שתי פיות בידו שנאמר)תהלים קמ»ט, ו( רוממות אל בגרונם וחרב פיפיות בידם ]…[ ואמר רבי יצחק: כל הקורא קריאת שמע על מטתו מזיקין בדילין הימנו.
«Сказал рабби Ицхак: Всякий, кто читает молитву «Шма» на кровати, как будто держит в руках обоюдоострый меч, как сказано: «Возвышенные (славословия) в горле их, и меч обоюдоострый в руке их» (Теѓилим (Псалмы), 149(148):6)… И сказал рабби Ицхак: Всякий, кто читает молитву «Шма» на кровати, прогоняет от себя демонов».

Первая идея: молитва — это орудие, она связывается мечом. Тут есть игра слов: «пэ» (פה) как «уста» и как «грань меча, лезвие», одно и то же слово. Молитва воспринимается как меч, но это не совсем обычно, ведь мы не всегда воспринимает молитву как что-то агрессивное, насильственное, как оружие, а тут мы видим, что человек произносит молитву перед сном в качестве оружия. Рабби Ицхак говорит, что читающий молитву Шма словно держит меч, который пугает демонов, и они от него отдаляются. Опять структурно та же самая идея: человек может при помощи словесной формулы изгнать демонов, и та же идея содержится и в магических чашах, где есть сильнодействующие заклинания, словесные формулы, которые могут изгнать демонов. Ночь — это время демонов, и тому, кто ложится спать, нужна эта сильнодействующая словесная форума, чтобы как-то им противостоять. Но мудрецы не рекомендуют человеку идти к какому-нибудь магу, который пишет заклинания на чашах, а предлагают использовать другие сильнодействующие формулы, а именно, — молитвы, которые самими же мудрецами и установлены. Мудрецы тут фактически продвигают, занимаются промоушеном своего религиозного ритуала, который они пытаются продвинуть таким образом, апеллируя к возможностям этих словесных формул для изгнания демонов. Это своего рода реклама молитвы.
В продолжении текста говорится, что мудрецу необязательно это делать, так как он защищен от этой опасности ночью самим фактом того, что он — мудрец. И этот особый способ рекламировать изучение Торы, молитву, соблюдение заповедей, постоянно появляется и дальше в других источниках, поскольку указывается, что все это способствует защите от демонов. У мудрецов есть особое преимущество — они живут правильно, у них правильный образ жизни, который сам способен защитить их от демонов. Талмудическая литература — это не монолит, там есть споры, но эта идея встречается постоянно. У мудрецов есть еще преимущество — демоны невидимы, и нам повезло, что мы их не видим, но некоторые люди, — в частности, мудрецы, — могут их увидеть, и в том их преимущество.
Следующая история рассказывает о встрече с одним из опасных демонов («кетев мерири», «лютый мор») — это страшнейший демон, известный мудрецам Талмуда:

אביי הוה שקיל ואזיל ואזיל רב פפא מימיניה ורב הונא בריה דרב יהושע משמאליה חזייה לההואקטב מרירי דקא אתי לאפיה דשמאליה אהדרא לרב פפא לשמאליה ולרב הונא בריה דרב יהושע לימיניה אמר ליה רב פפא אנא מאי שנא דלא חשש לי אמר ליה את שעתא קיימת לך

«Абайе шел по дороге. Рав Папа шел справа от него, а рав Ѓуна, сын рабби Йеѓошуа – слева. Увидел, что «лютый мор» (кетев мерири) приближается к нему с левой стороны. Тогда он поставил рава Папу слева, а рава Ѓуну, сына рабби Йеѓошуа – справа.
Сказал ему рав Папа: Что во мне такого, что ты за меня не опасаешься? Отвечал ему: У тебя сейчас счастливый час».

Абайе знает вещи, которые другие не знают — в том числе, у кого больше в данный момент иммунитет против демонов, но самое большое преимущество его в том, что он единственный видит демона, который к ним приближается. И вот, представьте — мы знаем, что мир вокруг нас кишит демонами, и самый страшный демон оказывается прямо перед нами. Мы можем с ним столкнуться, а он может причинить нам ужасный вред. Но обычные люди ходят и не знают, что перед ними страшный демон, они его не видят, и подвергаются большой опасности, но Абайе видит и знает, кто из его спутников слабее или сильнее в данный час, поэтому он их меняет и спасает жизнь одного из них. И вот, все эти рассказы о том, что мир кишит демонами, и истории о демонах, которых мы не видим, разжигают наше любопытство, и мы хотим их увидеть. Следующий текст предлагает нам необычное средство:

מאן דבעי למחזינהו ליתי שלייתא דשונרתא אוכמתא בת אוכמתא בוכרתא בת בוכרתא ולקליהבנורא ולשחקיה ולימלי עיניה מניה וחזי להו ולשדייה בגובתא דפרזלא ולחתמי’ בגושפנקא דפרזלא דילמא גנבי מניה ולחתום פומיה כי היכי דלא ליתזק רב ביבי בר אביי עבד הכי חזאואתזק בעו רבנן רחמי עליה ואתסי.
«Тот, кто хочет их увидеть, должен принести послед черной кошки, родившейся у черной кошки, перворожденной, родившейся у перворожденной, сжечь ее в огне, истолочь и помазать себе глаза, и тогда их увидит. Оставшееся надо положить в железный сосуд и запечатать железной печатью, чтобы не украли. Нужно также запечатать уста, чтобы не повредиться. Биби бар Аба так сделал, увидел их и повредился. Мудрецы попросили о нем милости, и он исцелился».

Здесь мы наблюдаем, что желание увидеть демонов — оно очень сильное, хотя одновременно есть и страх, потому как это опасное занятие, но многие хотят. И тут есть разные меры предосторожности: в частности, после того, как помазал глаза, надо не открывать рот, так как демон может войти в тебя через рот. И остаток пепла надо запечатать в сосуде, чтобы демоны его не украли: они ревнуют к тому, что люди их могут увидеть, и пытаются умыкнуть это. Нас предостерегают историей Биби бар Абы, который увидел демонов, проделав такие манипуляции, и они ему навредили. Интересно и другое — многие терпят ущерб от демонов, но Биби бар Аба исцеляется не через магический ритуал, а через словесные формулы, которые мудрецы считают легитимной частью своей религиозной практики. Они просили Вс-вышнего о милости, и Биби бар Аба исцелился. Мудрецы используют против демонов свою собственную систему действий, которая противостоит магии.

Приведу еще несколько рассказов про мудрецов и демонов из Вавилонского Талмуда (трактат Псахим, 112б) — о том, как Ханина бен Доса ограничивает время деятельности демонов:

אל תצא יחידי בלילה דתניא לא יצא יחידי בלילה לא בלילי רביעיות ולא בלילי שבתות מפני שאגרת בת מחלת היא ושמונה עשרה רבוא של מלאכי חבלה יוצאין וכל אחד ואחד יש לו רשות לחבל בפני עצמו מעיקרא הוו שכיחי כולי יומא זמנא חדא פגעה ברבי חנינא בן דוסא אמרה ליהאי לאו דמכרזן עלך ברקיע הזהרו בחנינא ובתורתו סכנתיך אמר לה אי חשיבנא ברקיע גוזר אני עליך שלא תעבורי ביישוב לעולם אמרה ליה במטותא מינך שבק לי רווחא פורתא שבק לה לילי שבתות ולילי רביעיות.
«Нельзя выходить на улицу одному ночью, ни ночью четвертого дня, ни субботней ночью, потому что Аграт бат Махлат (демон женского пола) с сонмом из ста восьмидесяти тысяч ангелов истребления выходят на улицу, и каждому из них дозволено причинять вред».

Представьте себе — два часа ночи, страшная женщина-демон с сонмом из 18 тысяч ангелов истребления царит над этой ночью, и совсем не хочется выходить на улицу. А теперь сама история начинается:

«Изначально они появлялись каждую ночью. Однажды она встретила рабби Ханину бен Досу. Сказала ему: Если бы на небесах не возглашали о тебе: «Берегитесь Ханины бен Досы и его учения!», я бы могла подвергнуть тебя опасности! (демоны знают будущее и подслушивают, что говорят на небесах.) Отвечал ей: Если я такой важный человек на небесах, то я велю тебе не появляться никогда там, где живут люди. Сказала ему: Прошу тебя, оставь мне хоть что-нибудь! Тогда он оставил ей субботние ночи и ночи четвертого дня».
[Кстати, любопытно, почему он оставил ей именно эти ночи? Возможно, здесь играют роль какие-нибудь планетарные соответствия, учитывая тот факт, что в Талмуде есть обсуждения соответствующих тем — Ж.Н.]

Вроде получается так, что Ханина бен Доса мог ее изгнать вместе с ночными бесами из мира, чтобы их не было. Но Ханина бен Доса этого не делает, подобно тому, как и Б-г (мы обсуждали это на предыдущей лекции) оставил одну десятую часть ангелов истребления в распоряжении Мастэмы, не уничтожил их всех. Поэтому демонов не убивают, а всегда только изгоняют, так как важно, чтобы они где-то были. Демоны нужны нам в качестве объясняющей силы, чтобы объяснять неудачи и бедствия, постигшие нас; болезни и смерти — нам важно, чтобы демоны оставались как механизм объяснения того, что происходит в мире. Ханина бен Доса позволяет демонице действовать в среду ночью и в субботу ночью. Он обладает особым статусом мудреца, о котором знают на небесах, и это позволяет ему покорить демонов. И тут есть тоже подтекст, скрытая реклама, пиар или желание укрепить общественный статус мудреца, поэтому мы видим рассказ о том, как хорошо быть мудрецом: твой статус будет таким, что ты даже демонами сможешь управлять. Нечто подобное мы видим и в следующем рассказе про бесов (Вавилонский Талмуд, Псахим, 111б):

«В ближайших к городу зарослях тростника обитает не меньше шестидесяти демонов. Почему это важно? Чтобы написать амулет. Бар Каша как-то раз остановился рядом с ближайшими к городу зарослями тростника. Вошли в него шестьдесят демонов, и ему угрожала большая опасность. Пошел он к одному мудрецу, который не знал, что в зарослях шестьдесят демонов, а написал он ему амулет против одного демона. Услышал, что демоны устроили у него внутри праздник, напевая: «Платок господина как у мудреца, мы проверили господина, а он не умеет благословлять». Пришел мудрец, знавший, что в зарослях шестьдесят демонов. Написал ему амулет против шестидесяти демонов. Услышал, как демоны говорят друг другу: «Собирайте пожитки!».

Бар Каша — городской глава или чиновник, остановился около зарослей тростника, и в него вошли 60 демонов, после чего ему угрожала большая опасность. И вот, он идет за помощью к мудрецам, а первый мудрец — он лишь выглядит как мудрец, но таковым не является, и не может ему помочь. Помогает только второй, настоящий мудрец. Этот второй мудрец знает, сколько там демонов, так как он читает Талмуд, и этому учат в домах учениях. У него есть это знание, и он пишет амулет от 60-ти демонов, и тогда демоны понимают, что им пора убираться отсюда.

Последние три рассказа я перескажу, резюмируя, чтобы не разбирать каждый подробно, а вы потом сами их почитайте. Первый рассказ о том, как в дом учения к Абайе приходит человек (рав Аха) и жалуется на демона, который настолько наглый и сильный, что нападает на двоих сразу, и не только ночью, но и днем. И тогда рав Абайя говорит, чтобы никто не давал раву Ахе ему ночлега, — может, произойдет чудо. И рав Аха, поскольку никто не предложил ему ночлега, ночует в доме учения, и туда является этот демон, начинающий угрожать ему. Демон является в виде чудища с семью головами, — такой фольклорный мотив, типа Змея Горыныча с семью головами. И как рав Аха с ним справляется? Он молится, и с каждой молитвой отпадает одна голова у этого чудища. Мы видим здесь рекламный ход некоторый, пиар, касающийся статуса и действий мудреца: мудрец делает то, что считает нужным; он молится, и ему не нужны никакие мечи, магические предметы, средства и так далее — он самой молитвой производит все эти действия, и это выгоднее, чем обращаться к каким-то там магам.

Есть еще интересный рассказ о том, как демона вызывают на суд мудрецов. Это история о том, что грузчики поставили бочку, отдавив ею ногу какому-то демону, и бочка сломалась, после чего один из мудрецов велит демону компенсировать ущерб грузчиков, разбирая это дело на суде. Интересны здесь не детали рассказа, а такое одомашнивание демонов — представление о том, что их можно позвать в суд, навязать им юридические нормы, по которым живет общество, будто это существо, живущее по тем же законам.
И последний рассказ дает ответ на заданный вчера вопрос о том, можно ли демона исправить, из плохого сделать хорошим. Ответ — исправить нельзя, но можно научиться сотрудничать. Так, римский император издал указы, притесняющие евреев, и Рабби Шимон бар Йохай (РАШБИ) отправляется в Рим, чтобы отменить эти указы. И ему по дороге встречается демон — Бен Тамлион, который предлагает сделку — «Пойдем вместе, я вселюсь в дочь императора, а ты меня изгонишь». РАШБИ отвечает — «Лучше бы ты был ангелом, а не демоном, но демон тоже сойдет». Все именно так и происходит — Бен Тамлион бежит в Рим, вселяется в дочь императора, и РАШБИ затем исцеляет ее словами — «Бен Тамлион, выходи». Император предлагает исполнить любую просьбу — «Просите, что хотите, я все вам дам». И они идут в архив государственный, получают указы эти против евреев, — тоже некий юридический текст, словесная формула, сходная с заклятием, и рвут их на части, отменяя приказ императора против евреев. На такой оптимистической ноте мы заканчиваем наш мини-цикл и отвечаем на ваши вопросы.

Вопросы:

1. В источниках нет упоминаний женских имен, и еврейская магия была чисто мужским делом, как Вы вчера сказали. А сегодня Вы начали с того, что хотели посвятить лекцию женщинам и женскому колдовству, но поняли, что это слишком большая тема, и не стали. Как же так?
Ответ: Я не сказал, что женщины не занимались магией, просто у нас нет об этом свидетельств, и вся профессиональная литература написана мужчинами. Я бы не сказал, что магия как огромная часть человеческой жизни обходилась без женщин вообще. Я совершенно не высказывал оценочных суждений — плохо заниматься магией или хорошо, но мудрецы Талмуда использовали термины «колдун» или «колдунья», чтобы маргинализовать человека, использовали эти термины как некий ярлык, чтобы показать, что это — изгой, не часть общества, и чтобы оттеснить, лишить статуса. Сама внутренняя магическая литература, действительно, без следов присутствия женщин, но мудрецы очень много обвиняют женщин в колдовстве, и тем самым они навешивают ярлык на всех женщин, представляя их как существ с опасной и загадочной природой. И они рассказывают разные истории про женщин, устраивающих заговоры, собирающихся в пещерах возле Ашкелона (80 женщин, которые занимаются там каким-то колдовством). Рассказывают они также про колдунью в Риме, лишившую мужской силы еврея, который там жил. Самое интересное в этих рассказах то, что мудрецы борются с ведьмами и побеждают их. Динамика такая, что они, как мы сейчас видим в историях про демонов, используют способ саморекламы или продвижения определенных ценностей или образа жизни, который они пропагандируют. И то же самое в историях про борьбу с магами и колдунами, — мудрецы противопоставляют себя другим агентам в поле ритуала, и утверждают свое превосходство. Это рассказы, призванные их превосходство утвердить. Я читаю эти рассказы как некие истории с политическим подтекстом. Так, благодаря вашему вопросу вы получили лекцию, которую я планировал изначально читать:))

2. Вы говорили о чашах, где изображены бесы, и они заключены в некую спираль. В России есть место — Аркаим, и там археологи нашли поселение, которому 6000 лет. Сейчас многие люди приезжают туда как паломники и взбираются на невысокие горы, одна из них — гора покаяния. И они ходят по спирали, пока не дойдут до верха горы, вспоминая все обиды, тем самым стараясь от этого избавиться. И, добравшись до верха, они кладут какой-то камень как символ прощания со своими грехами. Я так и не смог повторить этот ритуал, потому что мне было не особо хорошо с точки зрения энергетики… Видите ли вы сходство между изображениями на чашах и тем, что делают люди на этой горе?
Ответ: Вообще, окружность и круг — очень архаический символ, используемый во многих магических практиках. Мусульмане вокруг Каабы ходят семь раз, например. [Кстати, в такой магической практике, как гоэтия, символика круга тоже имеет большое значение — Ж.Н.] Это считается связанным с неким выделением особого пространства с сосредоточенной в нем силой или ограничением этой силы. Но сегодня ученые пытаются избегать обобщений, касающихся человечества или слишком широких универсалий. Гораздо более благодарная задача — не универсалистские обобщения, а попытка разобраться в механизме действия магических практик в одной культуре — более ранней или более поздней, или в вопросе о том, как одна практика переходила между разными культурами (но только в том случае, если там был реальный контакт). Религиоведение начиналось с универсалистской концепции о представлениях религиозных и их эволюции у человечества, но сейчас этим почти не занимаются, сейчас парадигма — рассмотрение явлений в их историческом и культурном контексте.

3. Демонов убить нельзя, и можно только изгнать. Но демоны едят и пьют, как люди, и умираю — как это сочетается с тем, что их нельзя убить? И второй вопрос — есть такой молитвенный атрибут, как тфилин, который содержит букву «шин» (ש) — три «вава» в ней, когда она традиционная, а на поверхности тфилина четыре «вава». Есть ли тут какая-то взаимосвязь с тематикой, что мы рассматривали на лекциях?
Ответ: Во-первых, благодарю за внимание к деталями и умения анализировать в текстах противоречия. То, что демоны умирают, не значит, что люди их убивают. Здесь есть некоторая ситуация, в которой демоны умирают, но мы не знаем, как, так как нет ни одного свидетельства, что человек мог убить демона. Может, они живут такой счастливой жизнью, что умирают от старости. Здесь нет прямого противоречия, они могут умирать по любой другой причине.
Что касается второго вопроса — и мезуза, и тфилин, и другие культовые предметы воспринимаются народным сознанием как предметы, способные воздействовать на реальность, защищать и оберегать, в том числе от демонов и злых духов. Я показывал в первой лекции слайд — микрофильм книги Зоар, служащей в качестве оберега. Или другой пример — Книга Ангела Разиэля, напечатанная в 1701 году в Амстердаме и ставшая бестселлером: по кол-ву копий она превзошла Библию и считалась оберегом от пожара. И такой маркетинговый ход используется до сих пор — так, недавно в Израиле вышла книга — биография некоего раввина, обладавшего магическими возможностями, и там в конце книги написано — «Кто купит книгу и будет хранить ее в доме, тот будет спасен от таких-то бедствий». Это стандартный рекламный ход. А вот про букву «шин» ничего не могу сказать, наверное.

4. Магия оказывается похожей на медицину, и врачи заклинают именами сущностей. Была ли в том обществе вообще граница между медициной или магией, когда человек понимал, надо идти к врачу за припарками или к магу за изгнанием демонов?
Ответ: отличный вопрос Вы задали. Есть целая область — народная медицина, и эта область продолжает существовать наряду с обычной медициной до сих пор. У нас ее называют «бабушкиной медициной». С моей точки зрения, главная граница между народной медициной и магией состоит в использовании словесных формул. Если, например, кто-то берет печень зайчихи и смешивает ее с гранатовым соком, а потом намазывает на живот роженице, чтобы ей было легче рожать — это народная медицина, а если это нужно проделать, и надо еще что-то произнести, то это становится магией. Народная медицина — она материальна, материалистична, просто она оказалась маргинализована научной медициной. В древнееврейских текстах не встречается целителей, евреев-врачей нет в Библии. Верующий еврей должен идти к Б-гу, потому что Б-г говорит человеку: «Я твой целитель», исцеление идет от Б-га. Уже в глубокой древности есть постоянная борьба и дискуссии, как объяснить заболевания, кто должен их лечить — разные типы и подходы уже тогда существовали.

Related Posts