«Пишите письма» — история одного обращения в новгородский Союз журналистов

Без рубрики

Новгородский Союз журналистов порадовал новостью — губернатор Андрей Никитин на недавно прошедшей конференции посулил возвратить организации прежнее место дислокации, Дом печати, о чем упоминается на официальном сайте общественного объединения. Наверное, чтобы услышать эти греющие душу обещания, стоило посетить и саму конференцию главы региона, хотя я на нее не попала. Зато я могу поведать о том, как вступала — точнее, попыталась вступить — в Новгородское областное отделение Союза журналистов России. Между прочим, юридическое наименование этой организации гораздо длиннее — Региональная Общественная организация «Новгородское Областное Отделение Общероссийской Общественной Организации «Союз Журналистов России» (сокращенно — «РОО НОО СЖР»), но я рекомендую не увлекаться аббревиатурами, и далее будет понятно, почему.
Вообще, вступить в этот Союз меня надоумили коллеги, заверявшие в том, что автор, в 2015-м году удостоившийся «Феникса» в номинации «За гражданскую позицию», наверняка будет принят там с распростертыми объятиями. Но передо мной нежданно-негаданно возникла необычная проблема: согласно Уставу, для приема в члены регионального Союза журналистов необходимо предоставить, помимо прочих документов, рекомендации двух членов организации, а кто именно числится в стройных рядах новгородских акул пера, мне было неведомо. Секретность этого списка некоторые объясняли тем фактом, что прежняя власть крепко наседала на журналистов, особенно работающих в районах, требуя от них функционирования в режиме максимальной лояльности (собственно, по скандалу с «фабрикой троллей» мы видим, какие методы взаимодействия с медиасферой взяты чиновниками на вооружение), а, между тем, отношения у новгородского Союза журналистов с тогдашним руководством региона и лично с господином Митиным, ныне сенатором, оставляли желать лучшего. В общем, со списком меня, по понятным причинам, никто не ознакомил, да еще и выяснилось, в дополнение к имеющимся препонам, что рекомендацию вправе подписывать не тот, кто состоит в Союзе без году неделю, а лишь имеющий минимум двухлетний стаж (хотя в Уставе я таких ограничений не увидела).

Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается: на дворе 2017-й год, а я только-только наскребла две заветные рекомендации и, связавшись с руководством новгородского СЖР, предупредила, что отправлю весь пакет собранных мною бумаг ценным письмом с уведомлением на юридический адрес Союза, который я подсмотрела в выписке из ЕГРЮЛ. Адрес этот, как можно догадаться, отличался от прежнего, бывшего актуальным до выселения из Дома печати, и звучал следующим образом: Новгородская область, г. Великий Новгород, ул. Большая Московская, 37/9. По нему в Великом Новгороде располагается культурный центр «Диалог», где помещается едва ли не сотня всевозможных контор, больших и малых, но меня ни разу не посетило сомнение в том, что направленная корреспонденция будет получена адресатом. Я даже специально начертала на уведомлении о вручении не только адрес, но и наименование: «Союз журналистов, Новгородское отделение», чтобы безликое «РОО НОО СЖР» не смутило ни почтальонов, ни получателя. По просьбе руководства я также продублировала все ранее направленные документы на адреса электронной почты, указанные на сайте, поставив галочку «с уведомлением о прочтении», — в общем, действовала строго в соответствии с принципом: «если вы параноик, это еще не значит, что за вами не следят», а если вы сделали все возможное для того, чтобы удостоиться быть официально принятыми «в журналисты», это еще не значит, что вас туда действительно возьмут. Что характерно, до сих пор уведомление о прочтении электронных писем ни от кого не поступило — а, может, адресаты просто не пожелали подтверждать факт прочтения?

Но, в отличие от писем электронных, письмо бумажное, отправленное по юридическому адресу Союза журналистов еще 19 сентября, ждали удивительные приключения: некоторое время оно неприкаянно лежало на почте, пока за ним не явилась Светлана Петрова, глава новгородского Союза писателей, и каким-то невероятным образом не получила его. Это что ж, получается — новгородские писатели за письмами на почту ходят, а журналисты — брезгуют? И почему почтовые работники вообще соблаговолили выдать мое заявление с приложениями совсем не тем, кому оно предназначалось? Вопросов тьма, а ответов пока негусто…

Пришлось мне списываться уже со Светланой Петровой и просить ее передать полученные бумаги Ольге Лариной, отрекомендованной на сайте организации как «председатель правления». Относительно же грядущих изменений Ольга Ларина отметила в своем Фейсбуке следующее:
«Юридический адрес в «Диалоге» будет сохраняться до новых изменений в ЕГРЮЛ. Изменения будем вносить по факту оформления новых арендных отношений».

Эту заметку я начинала со слов восторга — не поскуплюсь повторить их вновь: меня не могут не радовать наметившиеся перемены в уставе новгородского СЖР. Но все же, важным, на мой взгляд, является не обретение региональным Союзом журналистов нового-старого офиса, не возвращение в родные пенаты, а слаженное и четкое функционирование его руководящих органов (прежде всего — правления), позволяющее добиться того, чтобы люди, которые пишут в организацию письма, были уверены в своевременном получении и прочтении их эпистол. Ну, а мне теперь только и остается, что смиренно ждать у моря погоды: примут меня наконец в организацию или прочь прогонят?

Related Posts