Невозвратные кредиты как короткий путь к санации, и Россельхозбанк тому пример

Без рубрики

Не успели представители сетевой общественности обсудить очередной долг Бориса Воронцова — постоянного героя публикаций «Новгородского портала», некогда трудившегося вице-губернатором при Сергее Митине и игравшего не последнюю роль в управлении регионом; и определение, которым окончилась процедура банкротства гостиницы «Новгородская», еще не вступило в законную силу, как стало известно о новом процессе: на сей раз к конторам, хорошо знакомым читателю по предыдущим публикациям, предъявил имущественные требования АО «Россельхозбанк». В качестве ответчиков указаны ООО «Воронцовский фонд», ООО «Золотое собрание», ООО «ДСК-4 «Невское», перипетии взаимоотношений между которыми подробно разбирались в материале «Борис Воронцов и свора подлецов», размещенном на страницах издания в 2015 году. Впрочем, нелишним будет и напомнить, о чем шла речь в этой статье:

«В недавнее судебное заседание представитель ответчика явил шедевр юридической и экономической мысли, достойный растаскивания на цитаты — отзыв на исковое заявление. В нем ООО «Воронцовский фонд» возражает против требований истца, заявляя, что ни в какую ипотеку объект не брал, а если и брал, то не он, поскольку объект находился в ипотеке у ОАО «Россельхозбанка» еще до того, как Макеева продала его ООО «МаксТорг». На деле же все просто: являясь директором «Золотого собрания», Наталия Макеева взяла ипотеку и сама же себе выступила поручителем от лица ООО «ДСК-4 Невское». Примечательно, что оценочная стоимость помещений и участка земли на улице Кузнецовской составляет чуть более 50 миллионов рублей, в то время как ипотека была взята аж на 100 миллионов. Удивляет тот факт, что службу безопасности Россельхозбанка (дорожащего, надо полагать, своей репутацией) не насторожила пусть не личность заемщицы, но хотя бы явное несоответствие суммы ипотеки и оценочной стоимости имущества, а также его спорный статус. Или так и должно быть в наше непростое время?»

[Первая страница договора об открытии кредитной линии на 100 млн рублей]

Почему АО «Россельхозбанк», подавший наконец этот иск, опомнился только сейчас, остается лишь предполагать, хотя интуиция подсказывает, что фундаментальное значение имеет момент вполне конъюнктурный, связанный со сменой власти в регионе: бывший губернатор, Сергей Митин, с горем пополам и благодаря заслугам родственника сумел заполучить сенаторскую должность, но оказался не в состоянии и дальше прикрывать своих деловых партнеров, череда банкротств которых стартовала этой осенью. Что касается новой власти, — прибывших из Москвы в глубинку технократов-форсайтеров, то она, похоже, не горит желанием мутить хитрые схемы с приближенными своего предшественника и всячески дистанцируется от дельцов типа Воронцова, привыкших к получению легких денег за сомнительного качества услуги. В этих условиях и управляющие Россельхозбанком вдруг осознали: finita la commedia, и принялись возвращать назад сумму в размере более ста миллионов рублей, ранее ссуженную «Золотому собранию», которое возглавляет гражданка Макеева, ныне обвиняемая в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст. 160 УК РФ (присвоение, то есть хищение чужого имущества, вверенного виновному, с использованием своего служебного положения, в особо крупном размере). Символично, что в своем исковом заявлении Россельхозбанк, прося взыскать более 121 млн рублей с одного из ответчиков и обратить взыскание на имущество, принадлежащее «Золотому собранию» и «Воронцовскому фонду», никоим образом не упоминает о поручительнице по кредиту, которой как раз таки является госпожа Макеева (договор поручительства физического лица №140800/004-9 от 24 февраля 2014 года), — видимо, потому, что истец отлично осознает: взыскать с этой дамы что-либо не представляется возможным. Вопрос лишь в том, зачем вообще нужен был договор поручительства с ней, и отчего банк не настоял, чтобы поручителем по кредиту стал сам Борис Воронцов или, на худой конец, его мать, Наталья Воронцова, с которых, по крайней мере, есть что взыскать?

[С тем же успехом поручиться могло и лицо без определенного места жительства с Казанского вокзала — без особой, надо отметить, разницы для взыскателя]

Несмотря на то, что договор об открытии кредитной линии Россельхозбанк заключал с ООО «Золотое собрание», вышеупомянутые средства в размере более 121 млн рублей он просит суд взыскать с ООО «ДСК-4 Невское». Не менее странным является также и то, что этот договор об открытии кредитной линии содержит ссылку на некий договор залога недвижимости №140800/0004/7.3 от 24 февраля 2014 года в качестве обеспечения исполнения заемщиком своих обязательств, в то время как подобного договора попросту не существует в природе. Есть договор залога недвижимости, составленный позже, 09 апреля 2014 года, уже после открытия кредитной линии (хотя кто оставляет имущество в залог уже после выдачи кредита — тем более, что принадлежит это имущество отнюдь не заемщику, а третьему лицу?). Похоже, банк запутался в своих же собственных схемах (или его запутал Борис Воронцов?), и теперь ему предстоит убедить суд в том, что неправильная дата стала результатом технической ошибки, но самое главное — взыскать впоследствии эти немалые средства, которые, очевидно, уже давно освоены предприимчивыми комбинаторами. Кстати говоря, и договор о залоге гостиницы «Мста», принадлежащей «Золотому собранию», был подписан гораздо позже заключения договора об открытии кредитной линии — то есть, получается та же самая любопытная история: сначала банк дал деньги, и только потом взял имущество в залог. Часто ли мы, простые смертные, сталкиваемся с подобной удивительной гуманностью и невероятной снисходительностью со стороны кредитных учреждений?

Этот риторический вопрос следовало бы адресовать непосредственно руководителям Новгородского регионального филиала Россельхозбанка, например, заместителю его директора, Казакову Денису Михайловичу, в лице которого банк и заключил злополучный договор об открытии кредитной линии, но вот незадача — поговаривают, что он по-тихому уволился, пока все эти относительно честные способы отъема денег не стали достоянием общественности, и теперь на сайте Новгородского регионального филиала РСХБ исполняющей обязанности директора указана Рославцева Марина Георгиевна. Не видно на сайте учреждения и фамилии господина Малькова, бывшего директора Новгородского регионального филиала банка, затем переведенного в стольный град, на должность директора Департамента малого и микробизнеса Россельхозбанка, — есть сведения, что и он недавно покинул свой пост по настоятельной рекомендации начальства, не оценившего тех дел, которыми увлекаются банкиры, пошедшие на поводу у лиц, не обремененных устойчивыми моральными принципами.

[Максим Мальков — фото с сайта novgorod.ru]

Эти словно бы случайные, но в то же время такие знаковые увольнения больше напоминают заметание следов, — тем более, от добра добра не ищут, а в кризис уход с поста заместителя директора филиала банка, обеспечивающего неплохой доход, выглядит довольно подозрительно. Автор материала полагает, что правоохранительным органам есть к чему присмотреться в этих случаях, а заодно им следовало бы выяснить, не наносит ли выдача кредитов, возврат которых если и предполагается, то очень нескоро, ущерб ликвидности банка и его финансовой стабильности. Или за все ухищрения в очередной раз заплатит государство, которому принадлежат 100% голосующих акций Россельхозбанка? К слову, с конца августа сего года инсайдеры заявляли о грядущей санации РСХБ, которая произойдет в декабре, — и действительно, при таком качестве управления если что и спасет отца русской демократии этот банк, то разве что крайние меры, предваряющие банкротство. И совсем недавно, в октябре, в средствах массовой информации появились первые тревожные звоночки — аналитики прогнозируют, что крупнейший госбанк может повторить судьбу «Бинбанка» и «Открытия» в связи с отказом в финансировании на следующий год.

Завершить эту заметку остается лишь знаменитым медведевским пожеланием — «Денег нет, но вы держитесь: хорошего настроения и здоровья».

Related Posts