Шаббатон в Подмосковье: о гиюре, доме как крепости и передаче еврейства по матери

Без рубрики

Минувшие выходные я провела на шаббатоне, проходившем в ближайшем Подмосковье и организованным «Еврейским агентством для Израиля» (Сохнут), представителям которого хотелось бы выразить огромную благодарность за прекрасное и полезное мероприятие. Нас поселили в живописном месте и познакомили с такими интересными вещами, что даже время от времени возникающие бытовые сложности не смогли затмить полученное участниками удовольствие. Очень теплая, доброжелательная атмосфера окружала всех нас в Шаббат, а теперь сопровождает и в будни. Но, дабы не утомлять читателей излишними подробностями, сразу перейду к содержательной части шабатона. Прежде всего, хотелось бы отметить несколько выступлений, которые — я в этом убеждена — оставили глубокий след в сознании каждого присутствующего — в частности, это лекция Эстер Рейзер о доме как крепости и рассказ Хаима Ирама (раввина поселения Элазар) о еврействе.

Эстер начала с повествования о сотворении человека, как сказано — «мужчиной и женщиной сотворил их». Традиция полагает, что в этот момент человеческое существо было как бы двуполым, и две его половинки находились спиной друг к другу, поэтому не могли толком общаться. И лишь потом, посчитав, что нехорошо человеку быть одному, Б-г отделил одну часть от другой (вынул одну грань, — צלע — а не ребро, вопреки известным толкованиям). Кстати, «нехорошо» (быть одному) — это даже хуже, чем просто «плохо» (רע), ведь в плохом могут быть искры добра, а в том, что нехорошо, по определению ничего доброго нет. И получилось: «иш» (איש) — «мужчина» и «иша» (אישה) — «женщина», потому что взята от мужчины. В русском перевод смысл фразы теряется и часто вызывает недоумение: называется «женщина», потому что взята от «мужчины»? И в чем логика? А логика в том, что и в одном слове, и в другом присутствует буква «йуд», замекающая на божественное начало и показывающая, что в создании человека принимают участие не только отец и мать, но и Творец. При этом «женщина» — «иша» — в своем названии содержит не одну, а целых две буквы божественного Имени (сегодня известного как Тетраграмматон) — не только «йуд», но и «hей». Эти особенные буквы указывают, что, если мужчина — существо логичное и рациональное, то у женщины присутствует сильнейшая связь с высшими мирами, и она способна постигать мир не только логикой, но и интуитивно, с помощью неких «озарений», которые зачастую дают ей намного больше информации. Это более духовное и более совершенное существо, и тут работает общий принцип: все, что сотворено позже, совершеннее, нежели сотворенное раньше, причем этот принцип наглядно демонстрируется в первой главе книги Берейшит, описывающей создание мира.

Поэтому еврейская традиция не нуждается в феминистических, матриархальных ценностях в том виде, в каком они постулируются сегодня, ведь в ней уже все есть и так: тот, кто ниже, следует за тем, кто выше, и это находит свое выражение даже в законах семейной чистоты: так, мужчина вынужден учитывать гормональный фон женщины, который колеблется в течение месяца, и подстраиваться под него. Или возьмем вопросы заключения брака: в ктубе (брачном договоре) очень подробно прописываются обязанности мужчины, в том числе обеспечивать жену всем необходимым и осуществить ей выплаты при разводе, но там нет ни слова о том, что должна своему мужу женщина. Объясняется это по аналогии с дарованием Торы на горе Синай — по сути, в тот момент между Б-гом и евреями был заключен договор, в котором закреплены обязанности избранного народа — 613 заповедей или, во всяком случае, декалог, прямо приведенный в Торе и не требующий специального выведения со стороны мудрецов. Однако, в нем ничего не говорится об обязанности Б-га по отношению к своему народу. Но ведь очевидно: если евреи будут соблюдать заповеди, то Г-сподь их не оставит и даст им только лучшее из возможного. Аналогичным образом и женщина непременно позаботится о муже, если он будет относиться к ней должным образом и исполнять обязательства, установленные законом — это у нее, можно сказать, прошито на биологическом уровне. В отличие от мимолетной влюбленности, представляющей собой всего лишь физиологическое состояние, любовь в том и заключается, что для любящего жизненно необходимой является забота о любимом, и не через жертву (все же семья — это не жертвенник), а как само собой разумеющееся выражение своей любви. И, конечно, чтобы не оставаться спиной к спине друг к другу, нужно чаще разворачиваться, откладывать в сторону все маловажные дела и разговаривать, выделять время не только для работы, но и для семьи. Если же этого не делать, из семьи уходит одухотворенность, эти святые буквы, и остаются только «алеф» и «шин» — «эш» (אש), «огонь», в котором сгорают все благие начинания двух частей одного целого. Подобным же образом нужно действовать и в отношении других родственников, изыскивая время, чтобы не терять друг друга из виду и общаться, поддерживать отношения.

К сожалению, наши семьи не всегда могут похвастаться тем, что берут этот подход на вооружение. Меня впечатлила история, которую Эстер рассказала со слов своей подруги. Родственником этой женщины был бывший узник концлагеря, потерявший там всю свою семью, но женившийся вновь после переезда в Израиль, где у него родилось восемь детей. Этот еврей стал дедушкой более семидесяти внуков, и под конец жизни констатировал — «Я победил Гитлера». Его потомки, получив наследство, решили истратить эти средства на благородную цель: два раза в год, перед Песахом и перед Рош hа-Шана, вся большая семья собираетсясь вместе, делится новостями и вспоминает ушедшего прародителя. И вот недавно, на очередной такой встрече число приехавших на нее (а приехать смогли далеко не все) приближалось к трехстам! Каков все-таки контраст между этой историей и рассуждениями, частенько транслируемыми носителями отечественной ментальности (хотя и пребывающими в эмиграции):

Что касается презентации о еврействе, представленной раввином Хаимом Ирамом, то она весьма подробна, в ней детально прорабатываются сложные аспекты получения различных статусов в Израиле. У меня сохранилась аудиозапись, которой я при необходимости могу поделиться со страждущими:)) Но хотелось бы в связи с услышанным остановиться на уникальнейшей трактовке hалахического принципа (ребенок считается евреем, если рожден от матери-еврейки), который как только ни разъясняли: и как реакцию на погромы и насилие, и как следствие того, что первые годы дитя проводит с матерью, не говоря уж о том, что именно мать вынашивает плод…Прежде чем приступить к этой теме, надлежит вновь обратиться к книге Берейшит и вспомнить: в самом начале творения была вода, над которой витал дух Б-жий, и лишь потом Б-г создал небесные тела, растения, животных и, наконец, человека. Когда Б-г обрушил на землю потоп, то весь мир вновь скрылся под водой, и только когда воды схлынули и показалась суша, стала возможной новая жизнь. Когда гер проходит гиюр, он обязан окунуться в микву — опять тематика воды, в которую он погружается, прекращая дышать и словно уподобившись младенцу в утробе матери. Но, по сути, миква и есть те предвечные воды, из которых рождается новая — на сей раз еврейская — жизнь, когда душа, проходя через микву, спускается в материальный мир. То же самое и в случае рождения от матери-еврейки: можно сказать, что родившийся ребенок — еврей не столько из-за его мамы, сколько из-за миквы, которой и становятся для него мамины околоплодные воды, тогда как генетическую информацию организм заимствует как от одного родителя, так и от другого. И не следует забывать, что весь народ Израиля прошел коллективный гиюр у горы Синай, а значит, все евреи когда-то, много поколений назад, были герами.

Related Posts