Граждане против бюрократии: отнести заявление — все равно, что вступить в бой

Без рубрики

Бюрократия в нашу эпоху, называемую информационной, достигла такого охвата, что с чиновниками и служащими различных учреждений и ведомств приходится общаться чаще, теснее и продолжительнее, нежели с мамой родной. В мегаполисах, где широкие народные массы регулярно обращаются по тем или иным поводам в присутственные места и охотно жалуются на нерадивых бюрократов, последние научаются исполнять свои должностные обязанности так, чтобы избегать придирок от граждан и контролирующих органов, или, по крайней мере, не отклоняясь хоть сколько-нибудь существенным образом от имеющихся в их распоряжении инструкций. В небольших же городах, а тем более в сельской местности, дела обстоят иначе: заседающая в конторе дама, обычно постбальзаковского возраста (но бывают и исключения) мнит себя царицей и богиней, вольной без тени сомнения на гордом челе распоряжаться судьбами людей, заставлять их напрасно терять время, ожидая в очередях, и даже предлагать просителям пройтись в том направлении, куда Макар телят не гонял. Автор не сочиняет небылицы, преисполнившись неприязнью к обидевшим его офисным служащим различных органов, а всего лишь констатирует факты, ибо подобное отношение со стороны упомянутых лиц было испытано им относительно недавно.

Насущная необходимость побудила меня сообщить о переходе права собственности на жилое помещение в инстанции, занимающиеся начислением коммунальных платежей, чтобы после продажи недвижимости не остаться ненароком в должниках, если новый хозяин квартиры по каким-то причинам не станет оплачивать приходящие квитанции и не уведомит направляющие их учреждения о приобретении им права собственности (как показали последующие события, этот шаг не был лишен логики, посему рекомендую всем, продавшим жилье, взять его на вооружение). Поскольку начислением оплаты занимаются различные организации — газовая служба, расчетно-кассовый центр и даже фонд капремонта, предстояло посетить несколько учреждений и вступить в активное взаимодействие с их сотрудниками, что заранее навевало лютую тоску. Впрочем, меня утешали банальные истины: современное российское законодательство предполагает, что каждый гражданин вправе подать в любую организацию заявление, придя лично или отправив таковое заказным письмом с уведомлением по почте. Причем абсолютно неважно, что именно в том заявлении будет содержаться — хоть сообщение относительно конкретного дела, которое имеет отношение к заявителю, хоть отрывок из «Евгения Онегина», — все это должно быть принято и рассмотрено в соответствии с Федеральным законом «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации». Если заявление подается гражданином лично, то сотрудник, принимающий его, ставит на втором экземпляре заявления отметку о регистрации, дату и подпись (в противном случае, где гарантия, что сразу после вашего ухода заявление не отправится прямиком в мусорную корзину?) Казалось бы, чего тут сложного — сунул заявление в окошко, получил отметку о регистрации на копии и, развернувшись, покинул обитель бюрократии? Оказывается, там, где должностные лица путаются в своих обязанностях, даже с реализацией столь несложных задач возникают серьезные проблемы.
Первым делом я направилась в один из территориальных участков абонентской службы ООО «Газпром межрегионгаз Великий Новгород» — организации, надо отметить, солидной, а потому наверняка проводящей хоть какое-то обучение сотрудников, в том числе по вопросам приема у населения документов. В крошечном (по меркам образовавшейся там очереди) закутке на улице Ломоносова новгородцы вынуждены были простаивать не по одному часу в свое рабочее время, ожидая, когда их наконец соизволят принять. Девушки в окошках работали неспешно — мужчину, что стоит в середине на представленном ниже фото, дама обслуживала в течение сорока минут, а пожилой господин слева стоял там же, когда я еще только зашла на этот абонентский участок, а завершилось его обслуживание часа через полтора.

Поначалу народу было относительно немного, но очередь все росла и росла, и вскоре люди, заходя в это помещение и ужасаясь количеству собравшихся, зажатых на ограниченном пространстве, словно кильки в бочке, разворачивались и уходили; кто-то даже покидал очередь, надеясь попытать счастье на другом абонентском участке, но я не сдавалась в надежде, что скоро это мучение закончится, ведь мне нужно было только подать бумагу. Одно окно вообще работало только на заключение договоров; когда я предложила сидящей там девице принять у меня заявление, она кивнула на общую очередь, прождав в которой без малого два часа, я, наконец, прильнула к освободившемуся окну и робко протянула документы: заявление и копию, с просьбой принять и поставить отметку о принятии. «Что это такое?» — спросила сотрудница ООО «Газпром межрегионгаз Великий Новгород», даже не потрудившись пробежать глазами мое заявление. «Мы продали квартиру, хотим подать заявление о том, что право собственности с такого-то числа перешло на покупателя, поэтому присылать счета за газ на наше имя больше не нужно, мы — не собственники жилого помещения и больше им не пользуемся», — смиренно ответствовала я, полагая, что мои разъяснения окажутся ей полезны, коль скоро эта госпожа заявление читать не стала. «А где договор?» — продолжились вопросы. «У нас нет обязанности прилагать к заявлению дополнительные документы, зато у вас есть обязанность это заявление в любом случае принять», — принялась я просвещать ту, которая и сама, казалось бы, должна знать о своих обязанностях все, но, дабы не спорить попусту, все же предъявила договор купли-продажи, хотя и не обязана была этого делать. Девушка взяла договор, откопировала его, и вернувшись, огорошила меня тем, что заявление она принимать не будет — «У нас канцелярия находится на Попова, туда и идите». Тот факт, что на заявлении был указан адрес абонентского участка и его наименование, а не канцелярия на Попова, а также мое почти двухчасовое ожидание в очереди, ее нисколько не волновали. Пришлось перейти на понятные этой сотруднице аргументы — я парировала тем, что, если заявление не будет принято, как положено по закону, то с моей стороны последует жалоба, а пока мне хотелось бы пообщаться с руководителем. Пришедшая ей на помощь коллега оказалась более сообразительной — заявление приняла, хотя и не без недовольства, и даже отметку о принятии поставила (дожили: простое исполнение сотрудниками тех обязанностей, что им вменены, кажется удивительным!), но неприятный осадок от посещения организации остался. И давно тревоживший меня вопрос остался тоже: почему нельзя, помимо «вежливой поликлиники», внедрить в нашу жизнь также «вежливую газовую службу» или, глобально, «вежливые учреждения»? Желательно также, чтобы, кроме вежливости, у сотрудников присутствовала еще и компетентность, и тогда гражданам не приходется обучать должностных лиц как хорошим манерам, так и надлежащему исполнению обязанностей.

Подобная же картина предстала передо мною и в СНКО «Региональный фонд капитального ремонта многоквартирных домов, расположенных на территории Новгородской области», вопрос об увольнении руководителя которого не так давно заинтересовал прокуратуру, — с той лишь разницей, что принявшая нас девушка, в перерывах между разговорами со своей матерью («Мама, у меня посетители, я тебе потом позвоню»), требовала написать заявление по навязанному шаблону, который показался мне довольно нелепым, и никакого подтверждения тому, что написанное заявление вообще было ею зарегистрировано, не дала (не исключено, что, как уже упоминалось ранее, такие документы попросту выбрасываются в урну в конце рабочего дня). Я продолжала настаивать на своем варианте документа, помимо того, который уже был написан под диктовку этой сотрудницы, после чего отправилась в канцелярию и подала его туда. Женщины, сидящие в канцелярии фонда капремонта, долго не могли взять в толк, зачем мне отметка о принятии заявления (похоже, с основами делопроизводства их никто не знакомил), но в итоге, выслушав все объяснения, сдались и отметку все-таки поставили. Простой квест, не суливший никаких душевных потрясений, перерос в подлинное сражение с новгородскими бюрократами, из которого я, однако, вышла победительницей. Но рефлексия неминуемо приводит к следующему выводу: ради сохранения времени и сил проще было, наверное, потратить не особенно большие деньги и отправить все эти обращения заказными письмами.

…И только в паспортном столе, куда граждане регулярно обращаются различными вопросами, в том числе направляя их в письменном виде, мое заявление приняли спокойно, и без нареканий поставили отметку о регистрации на втором экземпляре. Как было бы славно, если бы и во всех прочих конторах мы почаще сталкивались с ответственными работниками, деятельность которых не сводится к спорам с посетителями по не стоящим выеденного яйца вопросам. Или, быть может, пора уже начать автоматизировать присутственные места, ведь робот тратить ваше время на споры не будет — он просто примет заявление и выдаст талон, подтверждающий сей факт.

Related Posts