От второго закона термодинамики к вопросам околорелигиозным

Без рубрики

Как-то раз ни с того, ни с сего зашла у нас с мужем и его знакомым речь про термодинамику и ее начала (да уж, что только не приходится обсуждать за столом:)), а я, хотя матчасть забыта окончательно и бесповоротно, решив восхитить их своей эрудицией, возьми да заяви — «Про второй закон термодинамики помню то, что он связан с мерой хаоса в системах, которая может только расти, или, в некоторых случаях, оставаться постоянной». Увидев недоуменные взгляды, поспешила пояснить — «Ну, вот, например, практические следствия — можно, разбежавшись, прыгнуть со скалы, но обратно взлететь на скалу удастся, разве что пустив видеозапись этого процесса задом наперед, но не в реальной жизни. Наконец, мы все умрем, а вот воскреснуть едва ли получится — по крайней мере, до прихода Машиаха — точно». «Бред какой-то», — констатировали оба, но, погуглив, были удивлены и вынуждены согласиться — с определением, по крайней мере. А на днях наткнулась на заметку — «Ненасытная энтропия». В ней некий неизвестный популяризатор науки повествует о Хаосе и его мере — энтропии; не исчерпывающе, конечно, но зато очень доходчиво и правдоподобно.

Вторая часть не такая интересная, и там хватает христианской апологетики, цитат из Писания, надерганных по принципу — «На тебе, Б-же, что нам негоже». Если бы автор хотел подойти к вопросу серьезно, он бы выучил иврит и цитировал непосредственно из источника. Впрочем, многое все же излагается в духе концепций, принятых и в иудаизме тоже: в частности, понимание термина «В начале» («Берейшит», בראשית) в значении сотворения времени одновременно с пространством; представление о том, что значит быть «близким в духовном смысле» (уподобляться по свойствам), или, напротив, «максимальное удаление в духовном смысле» — значит, быть противоположным по свойствам, в то время как в мире материальном отдаление или близость не связаны с уподоблением по свойствам (форме), а только с отдалением по месту; восприятие мира как «начальной школы для маленьких детей», а также тривиальная для Каббалы мысль, что Б-г создал мир, поскольку Он — самодостаточен и в мире не нуждался, но хотел дать творению наслаждение).

Всякий живущий борется с хаосом в меру возможностей, поскольку нарастание хаоса в опасных пределах автоматически переводит существо в состояние «ниже плинтуса», и тогда, как писал известный поэт Серебряного века — «мы клонимся без сил, Нам кажется, что Кто-то нас забыл, Нам ясен ужас древнего соблазна». Эта мера имеет свойство накапливаться, расти постепенно, до поры-до времени вытесняясь организмом за его пределы (экспорт энтропии), так что, если появление энтропии связывать с некой начальной точкой — например, с грехом Первого человека (до этого, получается, у процессов, протекающих во времени, не было направленности?), то в этой точке наблюдатель сразу и не ощутил, что мир поменялся, и что сам он поменялся вместе с миром. Переводя на язык мидраша

«Как только Адам и Хава согрешили, они тут же услышали беседу, которая велась на Небе. Они услышали, как ангелы стали восклицать: Сегодня смерть войдет в этот сад! Адам и Хава должны умереть, ибо Ашем сказал им: «В тот день, когда ты вкусишь от него, непременно умрешь» (2:17). Вслед за этим они услышали ответ Ашема: «Я смилостивлюсь над ними, предав словам запрета снисходительный смысл. Вот что они будут значить: “В тот день, когда ты вкусишь от него” подразумевает не обычный земной день, состоящий из двадцати четырех часов, а Мой День, который длится тысячу земных лет (ибо сказано (Теплим 90:4): “Пред Твоими очами тысяча лет, как день вчерашний”). Поэтому они проживут тысячу лет».

В чем у автора статей явный перекос, так это во взгляде на «дьявола», который, вообще говоря, есть не что иное, как «дух глупости», овладевающий человеком, из-за чего тот совершает неправильный выбор; в другой системе координат — духовное существо, призванное инициировать ситуацию выбора; так, Змей является первому человеку с целью предложить ему выбор, а также действует в еще одной ипостаси — ангела смерти. А отсюда уже у автора и его «соверующих» возникает множество других «косяков», типа идеи о «преодолении смерти в каждом и во всех». Совершенно не желаю оскорбить никого из христиан (а то бы начала сейчас проводить параллели между христианским учением и его духовным…хм…покровителем, как это воспринимается в иудейской традиции), но не могу не отметить в связи с прочитанным: преодоление смерти — это не наша задача и не наш, человеческий, удел, и заниматься этим вопросом в эпоху конечного исправления будет сам Вс-вышний («Уничтожит Он смерть навеки, и отрет Г-сподь Б-г слезы со всех лиц»), так что, господам «преодолевающим» стоило бы предоставить, выражаясь языком их лидера, кесарю — кесарево, а Б-гу — богово. А то ведь некоторые из «преодолевающих» легко скатываются к поклонению мертвому телу, останкам в алтарях и к прочей «чужой работе», что, определенно, не есть хорошо.

Related Posts